касса +7 (495) 629 37 39
4 сен
19:00 / Основная сцена
7 сен
19:00 / Основная сцена
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
Назад

В ролях: Алексей Вертков, Мария Смольникова, Дмитрий Журавлев, Елизавета Юрьева, Алина Ходжеванова, Инна Сухорецкая, Егор Карамышев.

На сцене «Театра Наций» — «Му-Му» Дмитрия Крымова. Кроме одноименного рассказа Ивана Тургенева, в основу спектакля легли не менее знаменитые «Записки охотника».
Итак, «Му-Му». Правда, с небольшим уточнением: комедия дель арте. То есть создатели спектакля сразу предупреждают, что зрителю предстоит игра, балаган, и что бы ни происходило на сцене, это ни в коем случае нельзя воспринимать всерьез. И уж тем более требовать верности букве Тургенева.

Тексты классика — повод поиграть со смыслами, словами и обстоятельствами, поразмышлять о любви и театре, а главное — попытаться показать зрителю, из какого сора и скольких ссор рождается спектакль. Сам Крымов объяснил это так: «Несовершенство театра — и его совершенство, которое неожиданно пробивается сквозь всю нашу повседневную театральную жизнь, дурацкую и смешную. Человеческая увлеченность театром на грани фанатизма — это и грех, ведь за этим фанатизмом ты не видишь многого, что касается жизни; но это и счастье. Ведь театр — удивительное место, там может быть и природа, и жизнь, и смерть, и любовь, и бог, и черт, и ангел». Там реальность почти неотделима от выдумки. Природа — декорация, где звезды — лампы, костер собран из шелковых лент и пляшет в угоду вентилятору, облака тряпичные, собаки — заводные, фанерные и меховые. Муму же и вовсе превращается в девочку Машу (потрясающая работа Марии Смольниковой), племянницу актера, который пришел на репетицию и оставил девчушку во дворе. Как и всякому ребенку, а уж тем более столь любопытному, ей скучно в одиночестве. И вот она уже на сцене. Как собачка, ходит хвостиком за дядюшкой, постоянно одолевая его вопросами: «А почему «Театр Наций» так называется? Неужели здесь правда работают люди всех национальностей? Что, даже чукчи?», «Леша, а помнишь, ты у Женовача Воланда играл?», «А кого ты здесь играешь, Тургенева? А почему без бороды?», «Леша, а можно я постучу, понажимаю?»... Главному герою не остается ничего другого, как пытаться урезонить надоедливую девчонку, которую он зачем-то притащил в театр.

Перед Алексеем Вертковым стоит нелегкая задача — соединить в себе нескольких персонажей. Он и охотник, рассказывающий о своих похождениях, и Тургенев, танцующий страстное танго с Полиной Виардо (Елизавета Юрьева), и автор спектакля, отдающий приказания несчастному помрежу (Инна Сухорецкая) и все время оправдывающийся перед зрителями, что все идет не так, как задумано, что денег не хватило, за каждым нужен глаз да глаз. И еще он, собственно, сам Алексей Вертков, меняющий маски прямо на глазах у публики.

Режиссер Дмитрий Крымов сказал: «Я искал человека, который стоял бы на голых досках пола и спросил бы: «А вы знаете, что удивительно приятное занятие — лежать на спине в лесу и глядеть вверх? Вам кажется, что вы смотрите в бездонное море, что оно широко расстилается под вами, что деревья не поднимаются от земли, но, словно корни огромных растений...» И сказал бы это так, чтоб я ему поверил. Который бы мог произносить тургеневский текст с описанием природы без напыщенных восторгов, а просто, как человек, который знает и чувствует ее по-настоящему».

И надо сказать, Верткову это удается. Балансируя между всеми сценическими ипостасями, он умудряется не только не потерять лицо, но и скрепить массу разрозненных фрагментов в единое целое. Связующее вещество — выразительный голос актера.