касса +7 (495) 629 37 39
сегодня
19:00 / Основная сцена
сегодня
20:00
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
Назад

С 25 мая по 1 июня Тобольск (Тюменская область) примет XV фестиваль театров малых городов России. В юбилейном смотре будет показано 15 спектаклей. Накануне «Культура» побеседовала с председателем жюри, народным артистом России и актером МХТ имени Чехова Авангардом Леонтьевым. Говорили об энтузиазме провинциальных коллективов и роли государства в сохранении традиций.

культура: За неделю до смотра все информленты Тюменской области пестрят сообщениями о фестивале. Для принимающего региона это действительно знаковое событие?

Леонтьев: Конечно. Мероприятие федерального уровня. Идея поддержки провинциальных трупп, на мой взгляд, очень своевременна. Ведь главная проблема таких коллективов— недостаток средств. Советский Союз содержал все театры страны и развалился явно не от этого тяжелого бремени. Сегодня же небольшие труппы живут любовью работающих в них людей, их энтузиазмом. Региональные власти стараются по мере сил им помогать. Пока удается.

культура: То есть вполне вероятно, что репертуарный театр со временем просто исчезнет?

Леонтьев: Многие считают, что все перейдет в антрепризу, как это было в дореволюционной России. Царская власть содержала только императорские театры, остальные были частными. В том числе и Московский Художественный, где мы с вами беседуем. Станиславский и Немирович-Данченко собирали на его создание с миру по нитке. Не исключаю, что так и будут существовать частные труппы.

В любом случае без спонсорской поддержки театр выжить не способен, самоокупаться он не должен. Государство могло бы взять на себя финансирование. Почему стоит это сделать? Потому что в нашей стране театр — такой же бренд, как, например, балет. Греция — родина драматического искусства, а Россия — страна, где расцвел репертуарный театр с постоянной труппой.

Я довольно часто езжу в Саратов. На дипломных спектаклях местного театрального института почти всегда аншлаги. И приходит на эти спектакли в основном молодежь. Так что, когда я слышу рассуждения из серии: «Ой, современным подросткам ничего не нужно. Они все в интернете смотрят», то согласиться не могу. У меня был культурный шок, когда увидел зал, заполненный юными лицами. А на сцене такие же мальчики и девочки играли «Отелло» Шекспира. Вы понимаете? Стояла мертвая тишина. Зритель, захваченный зрелищем, сопереживал происходящему. Если бы Саратов не был театральным городом, то вряд ли такое было бы возможно. Но это областной центр, между тем полно районных, где вообще нет театра.

Государству стоит понять простую вещь: мы очень многого лишимся, если русский репертуарный театр исчезнет. Хотелось бы верить, что мы не станем страной, утерявшей свою мощную культурную традицию. В Америке ничего подобного не было, им и тужить не о чем. А нам придется кусать локти.

культура: Идейный вдохновитель и организатор фестиваля Евгений Миронов в одном из интервью рассказывал, что власти на местах с неохотой поддерживали коллективы, участвующие в смотре. Сейчас ситуация как-то поменялась?

Леонтьев: Думаю, да. Вы посмотрите — в этом году к нам приедут труппы из Красноярского, Пермского, Краснодарского краев, Нижегородской, Кемеровской, Самарской, Липецкой и Тюменской областей, из Ханты-Мансийского автономного округа, республик Удмуртия и Татарстан. Елец привозит «Жизнь Арсеньева» Ивана Бунина. Городские и региональные власти просто не могут не обращать внимания на свои маленькие театры, когда те принимают участие в столь значимом смотре. Да еще и занимают призовые места.

Коллективы, которые приедут в Тобольск, останутся там на протяжении всего мероприятия. Обычно труппы отыгрывают спектакли и уезжают домой. Наши участники смогут посмотреть всю программу, увидеть постановки коллег, пообщаться, посетить мастер-классы.

культура: Кстати, в СССР у трупп малых городов тоже была возможность коммуницировать. Выезжали на гастроли хотя бы в соседние регионы. Сейчас, как понимаю, с этим сложно?

Леонтьев: Дело в том, что после развала Союза в разы выросли цены на перевозки. Гастроли даже в соседнюю область стали практически неподъемными.

культура: Какие еще проблемы видите?

Леонтьев: Я здесь неофит: честно говоря, мне и самому очень интересно, чем сегодня живут коллективы в глубинке. Каков их уровень, что за люди там работают. Я бывал в Саратове председателем областного фестиваля «Золотой Арлекин» и посетил в Балашове драматический театр, чей спектакль врезался в память. Зал находится на первом этаже жилого дома, с низкими потолками и без колосников. Вы бы видели, как там два молодых артиста играли в спектакле «Слишком женатый таксист» по пьесе Рэя Куни.

Вообще Россия очень щедра на актерские таланты. Они продолжают рождаться в тех же количествах, что и раньше, в эпоху, составившую славу русского драматического театра. Так что мне самому хочется пообщаться с этими людьми и понять их тайну.

культура: Бытует мнение, что на периферии жизнь и так не сахар. От спектаклей там ждут в первую очередь сказки в широком понимании смысла этого слова...

Леонтьев: Не соглашусь. Люди и сами сначала не знают, зачем они идут на представление. Обычно театры в малых городах привлекают зрителя через детские спектакли. Смотрят, к примеру, родители с ребенком «Белоснежку и семь гномов» — и вот состоялось их первое знакомство. Постановка может понравиться или нет, но взрослым есть о чем подумать. Старшеклассники уже сами приглашают девушек на спектакль, а там как раз может идти «Отелло». Успех зависит от того, как сделан спектакль, а вовсе не от темы. Если зрелище захватит, если человек начнет эмоционально соучаствовать, то все — победа. Театр — искусство демократичное. Каждый найдет что-то для себя. В шекспировском «Глобусе» публика стояла во время действия. Сидячих мест было мало. А пьесы шли длинные, многочасовые. Представляете, как надо было играть, чтобы публика не разошлась? А ярмарочные представления?

культура: Евгений Миронов сам из маленького поселка Татищево Саратовской области. Наверное, еще и поэтому он так неравнодушен к проекту?

Леонтьев: Да, в школе он даже поставил оперу. Кажется, это была «Кармен» или «Аида». Каким бы ни был результат, подумайте, сколь грандиозная задача стояла перед школьником Мироновым. Так что он хорошо знает, что происходит в глубинке. После первых опытов на сцене ему захотелось заняться этим серьезно. Тогда семья переехала в Саратов, где было театральное училище. Для этого пришлось продать семейный «Москвич». После Женя поступил в Школу-студию МХАТ, и родные снова последовали за ним. Все они жили в общежитии на семи метрах. Оксана, сестра Евгения, мечтала заниматься балетом, ее приняли в Вагановское, и отец поехал с ней в Питер. Вот как родители откликались на выбор детей. А ведь они — совершенно простые люди. Другие бы на их месте сказали ребенку, мол, перестань, какой может быть театр, какой балет? Иди в магазин работать. Вероятно, именно благодаря воспитанию Евгений Миронов столь чуток к жизни трупп в малых городах России.