касса +7 (495) 629 37 39
сегодня
19:00 / Основная сцена
сегодня
19:30 / Новое Пространство
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
Назад

Инна Чурикова играет Елизавету II в спектакле Глеба Панфилова

Британский писатель Питер Морган посвятил жизнь драматургическому жизнеописанию королевской семьи. Среди самых знаменитых работ – свежий сериал «Корона» и сценарий к вышедшему в 2005 году фильму «Королева» Стивена Фрирза. Сыгравшая роль Елизаветы II актриса Хелен Миррен тогда получила и «Золотой глобус», и «Оскар», и приз Венецианского кинофестиваля, а спустя почти 10 лет вернулась к образу уже на сцене – в 2013 году, в лондонском спектакле «Аудиенция» по пьесе все того же Моргана. И снова призы – на этот раз театральные, трансляции по всему миру, гастроли на Бродвее, постановка в Праге, в Будапеште, наконец, в Москве. Над российской версией «Аудиенции», которую играют на сцене Театра Наций, работал режиссер Глеб Панфилов. Партия королевы закономерно досталась его супруге, Инне Чуриковой, – впрочем, лучшую кандидатуру представить сложно.

«Аудиенция» не просто пьеса о встречах британской королевы с ее премьер-министрами – она живой организм, который видоизменяется согласно времени и месту. Чтобы создать у зрителей эффект присутствия и соучастия, автор то и дело добавляет в текст наиболее актуальные сцены: так, бродвейская постановка отличалась от лондонской большим количеством сцен с участием действующего на тот момент премьера Дэвида Кэмерона – публика наблюдала за их с королевой аудиенцией будто в прямом эфире. В будущих спектаклях наверняка появится и Тереза Мэй, и разговоры о брекзите. Адаптируя текст для Театра Наций, Питер Морган сделал акцент на российско-британских отношениях. Черчилль (Михаил Горевой) рассказывает про Сталина, Тэтчер (Галина Тюнина) – про Горбачева, Гарольд Макмиллан (Андрей Харитонов) вспоминает визит Гагарина, Дэвид Кэмерон (Олег Масленников-Войтов) убеждает Елизавету в присутствии российских войск на востоке Украины.

«Аудиенция» – этакая документальная сказка, вымысел, в основе которого, впрочем, реальная история. Елизавета II, которой в этом году исполняется 91 год и которая правит 65 лет, каждый вторник исправно принимает в Букингемском дворце премьер-министров. О том, что действительно происходит на этих коротких получасовых встречах, неизвестно никому за пределами зала для аудиенций – выстроенной на сцене величественной декорации, с колоннами, люстрами, массивными дверями, за которыми открывается вид на площадь с памятником королеве Виктории. Воображая, что бы могли говорить друг другу герои, авторы пьесы и спектакля отталкиваются в первую очередь от образа Елизаветы, монарха, изменившего парадигму взаимоотношений как с поданными – взять хотя бы ежегодные рождественские телевизионные обращения, так и, очевидно, с премьер-министрами. Первым был сам Черчилль, выигравший войну мудрый старик, которому тогда еще совсем юная и неопытная Елизавета для начала предложила просто присесть. За этой непосредственностью, которую королева пронесет через всю жизнь, нетрудно разглядеть и мудрость, и воспитание, и, да, «голубую кровь», врожденное чувство собственного достоинства и веру в божественное происхождение своей власти, в судьбу, которая предопределена. Премьеры – их в спектакле 7, тогда как в реальной жизни Елизавета II пережила 12 (Тереза Мэй – 13-я) – приходят пожаловаться на свою долю, на низкие рейтинги у избирателей, на то, что зря выбрали политическую карьеру, на непосильное бремя власти. Смотришь и думаешь – да что они знают о бремени власти? Которая не всегда выбор, которая иногда дается с рождения и остается на всю жизнь, хочешь того или нет. Природа этой власти – как феномен, с одной стороны, очевидный и раздражающий пережиток времени, с другой стороны – традиция, которой не грех гордиться. Формально не принимая никакого участия в судьбе страны, королева следит за всем, болеет душой за каждого, чувствует ответственность – ей придется отвечать не перед людьми в отличие от премьер-министра, но перед Богом. И ее ошибки не исправят следующие выборы.

Инна Чурикова играет Елизавету с королевским достоинством, в течение трех часов, уходя за кулисы лишь на мгновения, чтобы сменить повседневный костюм – строгую двойку какого-нибудь не строгого цвета, ставшую визитной карточкой королевы, – на черное траурное платье, которое юная, только вступившая на престол наследница носила после безвременной кончины своего отца, Георга VI, или парадное, предназначенное для официальной фотосессии или коронации, дополненное скипетром, державой, тиарой, короной... Меняя парики, актриса изображает Елизавету разных возрастов. Спектакль-бенефис, в тексте которого почти нет драматических поворотов, зато в спектакле много почти кинематографической магии. От трехмерной проекции Букингемского дворца на заднике до эпизодов-видений с участием совсем юной Елизаветы.

В остальном довольно ровное действие, пусть даже повествование нелинейно, хронология нарушена, годы перепутаны и идут не по порядку, как и премьеры. Классический костюмный разговорный спектакль, лишь пару раз сбивающийся с размеренного ритма и переходящий на повышенные тона. Своеобразной кульминацией становится встреча Елизаветы с Маргарет Тэтчер – первой женщиной, занявшей этот пост, фигурой неоднозначной, личностью одиозной. Галина Тюнина врывается на сцену как ураган, размахивая газетной передовицей с порочащей ее честь статьей, якобы написанной от лица «источника, близкого к королеве». Совладать с этой силой удается не сразу, но королева и тут находит подход. Тэтчер хоть железная, но леди. И так с каждым: придать уверенности работяге Гарольду Уилсону (Сергей Колесников), выказать уважение Уинстону Черчиллю, выслушать Джона Мейджора (Анатолий Лобоцкий), остудить пыл Дэвида Кэмерона, вертлявого мальчишки с велосипедом и айфоном. Королева – константа, островок стабильности, к которому политические волны и течения прибивают разных премьер-министров. И все как один склоняются в почтительном поклоне.

Здесь-то и стоит искать ответ на вопрос о том, как маленькому островку на краю света удавалось править половиной мира, о том, в чем причина долголетия этой монархии. Во-первых, это красиво. А если отбросить шутки, то все дело, безусловно, в личности правителя. Узнать ее по-настоящему простым смертным не дано, но Чурикова играет Елизавету так, что сомнений в божественном происхождении этой власти не остается. Местами диалоги разыгрываются почти в духе комедии положений, с особым акцентом на Россию – страну, которую в спектакле называют «загадкой, завернутой в тайну и помещенной внутрь головоломки». Эта интонация, а скорее даже локализация, не только делает спектакль интересным для публики, далекой от проблем британской монархии, но и рождает вполне конкретные аллюзии на ситуацию в современной России. Где вопрос абсолютной власти, ее происхождения, ее ограничений и безграничности сейчас вновь стоит предельно остро.