касса +7 (495) 629 37 39
сегодня
13:00 / Новое пространство
завтра
13:00 / Новое пространство
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
Назад

«Аудиенция» — премьера Театра Наций, в которой Елизавету II играет Инна Чурикова. На сцене актриса примеряет корону Британской империи, спрашивает Маргарет Тэтчер, что Горбачев хочет за развал СССР, и дремлет в кресле, пока Дэвид Кэмерон говорит о Путине.

«Мне везло с премьер-министрами, все они были людьми живыми, человечными, даже чересчур», — говорит Елизавета II Джону Мейджору, а «эффективный политик» Мейджор в ответ рассказывает ей о школьных насмешках и издевательствах, отце — цирковом акробате — и о том, что экзамены за курс средней школы сам он смог сдать только по трем предметам, а остальные провалил. «А я вообще экзаменов не сдавала. Вот в каких надежных руках находится наша страна!», — поддерживает шутку королева. И это всего лишь один из диалогов, которые, по версии автора пьесы «Аудиенция», британского драматурга Питера Моргана, могли звучать на первом этаже в Букингемском дворце, в комнате для аудиенций, где каждый вторник, примерно в 18:30 королева Великобритании беседует с премьер-министром. Это не обязанность, прописанная в конституции, это любезность, которую премьер оказывает Ее Величеству, рассказывая ей о последних событиях во внешней и внутренней политике. С момента коронации Елизаветы, которая состоялась в 1952 году, традиция ни разу не нарушалась. Только один премьер-министр, Тони Блэр, попросил перенести аудиенцию со вторника на среду, чтобы он мог лучше подготовиться к беседе. Ее Величество выразила удивление такой странной просьбе и успокоилась только когда Тони Блэр покинул этот пост.

За шесть с лишним десятков лет Елизавета II познакомилась с 12 премьер-министрами (тринадцатым стала Тереза Мэй, но о ней речь впереди) и не пропустила ни одной встречи с каждым из них. Смысл этого мероприятия, как говорится в пьесе, в том, чтобы позволить этим сложным личностям соизмерить себя с кем-то постоянным и обычным. «Более творческий человек мог бы и не справиться», — поясняет королева.

В 2013 году «Аудиенция» была поставлена в лондонском театре «Гилгуд»: режиссер Стивен Долдри, в главной роли — Хелен Миррен, уже сыгравшая королеву в фильме о кризисе королевского дома, вызванного гибелью принцессы Дианы в 1997 году. Актриса получила за эту роль премию имени Лоуренса Оливье, спектакль транслировался в прямом эфире в нескольких англоязычных странах, после чего начал свое шествие по планете: его сыграли в Праге, Будапеште, и вот теперь и в Москве.

Постановка пьесы Питера Моргана на сцене Театра Наций — своего рода семейное предприятие, как сказал режиссер Глеб Панфилов в одном из интервью. Иван Панфилов, ставший продюсером спектакля, увидел «Аудиенцию» в Лондоне и заболел идеей перенести ее в российскую столицу. Его отца этот проект заинтересовал в том числе и из-за династических связей между русским и английским двором: королева Великобритании Елизавета II — внучатая племянница последнего русского императора, о котором Глеб Панфилов снял фильм «Романовы: венценосная семья». А у Инны Михайловны Чуриковой появилась возможность сыграть еще одну королеву: Питер Морган, увидев ее в «Аквитанской львице» на сцене Ленкома, дал согласие на адаптацию своей пьесы для московской сцены. Диалоги основательно переписали, добавив реплики, связанные с Россией: в новой версии пьесы наша страна всегда в центре внимания британских политиков. Черчилль говорит с королевой о Сталине, Маргарет Тэтчер о Горбачеве, а Дэвид Кэмерон — о Путине, западных санкциях и русских войсках на Восточной Украине. И даже умирающий от рака Макмиллан, которого королева навещает в больничной палате, среди своих ошибок на посту премьер-министра вспоминает о том, что не пригласил в страну Юрия Гагарина. Тот все же побывал в Англии, но по приглашению профсоюза литейщиков.

Некоторые эпизоды российской версии «Аудиенции» сильно отличаются от английского варианта. Встреча с Тэтчер, например, явно сочинена в расчете на русское чувство юмора и русские привычки. Железная леди врывается в Букингемский дворец в ярости, прочитав в The Sunday Times нелицеприятный отзыв о себе со ссылкой на источники, близкие ко двору. Королева останавливает поток язвительных реплик предложением выпить виски, после чего беседа сразу поворачивает в другое русло: британский премьер, отвечая на вопрос своего монарха о новом руководителе Советского Союза, восхищенно говорит о его молодости, энергии, мужской привлекательности и о том, что он готов вывести из Германии советские войска, не требуя ничего взамен. «А он умный?», — с интересом спрашивает королева. Диалог, во время которого Тэтчер несколько раз повторяет, что процесс пошел и цитирует высказывание своей прачки, выглядит так, словно его взяли из какой-то другой пьесы, но имеет все шансы стать кульминацией спектакля: две актрисы (в роли Маргарет Тэтчер — Вера Воронкова) разыгрывают его очень лихо, ни одна из двенадцати встреч так не напоминает пинг-понг. Хотя кто знает, что будет в эпизоде с Терезой Мэй — Питер Морган дописывает его, чтобы добавить в спектакль осенью. Для британского драматурга важно, чтобы происходящее на сцене выглядело сегодняшней историей. Но российская публика, конечно же, пойдет смотреть не на сцены из политической жизни Великобритании, а на любимую актрису.

Инна Чурикова практически не уходит со сцены все три с лишним часа, превращаясь то в юную девушку, которая встречается с первым в ее жизни премьер-министром, то в женщину, которая никогда не забудет о пережитом ею унижении, но никому не позволит о нем вспоминать. «Это была обычная простуда», — говорит она ледяным голосом, когда ей напоминают о тяжелом гриппе, которым она заболела после выхода книги о принцессе Диане. В ее Елизавете можно узнать и юную Жанну Д’Арк, и аквитанскую львицу Элинор, и Вассу Железнову, и десятки других героинь, сыгранных на сцене и на экране. Актриса почти всегда играет женщин, проходящих через какое-то серьезное испытание и выдерживающих его достойно. И если Питер Морган написал свою пьесу, чтобы показать в королеве — женщину, то Чурикова играет женщину, которая в любых обстоятельствах находит в себе силы оставаться королевой. Пожалуй, в этом и есть главное отличие русской версии от британской.