касса +7 (495) 629 37 39
сегодня
13:00 / Новое пространство
сегодня
Антон Чехов
19:00 / Основная сцена
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
Назад
Возможно, читатели „Труда” думают, что уж они-то знают, как надо проходить собеседование при приеме на работу. Спектакль Явора Гырдева „Метод Грёнхольма” по пьесе испанца Жорди Гальсерана в клочья разнесет их иллюзии.

Если синефилы полюбили болгарина Явора Гырдева года два назад за фильм „Дзифт”, показанный на ММКФ, то театралы этому режиссеру цену знают давно. Знакомство началось с привозного болгарского спектакля „Человек-подушка”, где двое следователей пытали писателя, подозреваемого в изуверских убийствах, но по ходу дела совершенно запутывали зрителя, тщетно пытающегося сообразить, кто же тут палач, а кто — жертва.

Приняв предложение Театра Наций, Гырдев продолжил свои жестокие психологические эксперименты уже в „Методе Грёнхольма”. Впрочем, теперь его герои говорят не по-болгарски. На сцене — четверка наших соотечественников: Сергей Чонишвили, Игорь Гордин, Виктория Толстоганова, Максим Линников.

В „Методе Грёнхольма” в отличие от „Человека-подушки” не прольется ни единой капли крови, но не будем заблуждаться: режиссер намекает нам, что офисные крысы, вступившие в схватку за должность топ-менеджера в транснациональной корпорации, — люди не менее страшные, чем серийные убийцы. Местом действия станут безупречно стерильные офисные декорации, а о вкусе крови нам напомнят лишь оскаленные зубы гигантской акулы, парящей над актерскими головами.

Унылая сага о рекрутинге мало-помалу перерастает в нечто большое. Самоустранившись и будто бы отдав спектакль на откуп актерам, режиссер тем не менее искусно взвинчивает напряжение, вовлекая всех нас в решение невинной психологической задачки: кто из соискателей настоящий, а кто — подсадная утка из отдела кадров. Невидимая рука подкидывает клеркам все новые задания, а они готовы хоть на задних лапках ходить перед невидимым оком, взирающим на них с высоты.

Пьеса Жорди Гальсерана имеет смысл лишь в том случае, когда мы имеем дело с четверкой актеров-виртуозов, не дающих зрителю возможности отличить подлинную эмоцию от фейка, истинные слезы — от крокодиловых. Искусник Явор Гырдев добился от актеров всего, о чем мечталось, и именно благодаря ему Сергей Чонишвили создал одну из самых грандиозных работ в своей актерской карьере. Привыкнув во множестве московских постановок к игре грубой и аляповатой, здесь мы наблюдаем дьявольски тонкие оттенки человеческих взаимоотношений. Пускай психологи решают, хорош ли метод Грёнхольма, но метод Гырдева определенно пошел на пользу нашим актерам.
Реплика

Явор Гырдев, режиссер:

— Может показаться, что это пьеса про „белых воротничков”. Но драма Жорди Гальсерана — не только про корпоративную культуру. Поначалу зрители думают, что имеют дело с производственной пьесой, и это хорошо, потому что в пьесе есть некая обманка и много крутых поворотов. В то же время в ней есть элементы антиутопической литературы, напоминающей нам чуть ли не об Оруэлле. Игровая зависимость никогда не была такой сильной, как сейчас. Мы видим в телевизионных реалити-шоу, что люди в них готовы переступить через любые табу, лишь бы выиграть. Нечто похожее происходит и в „Методе Грёнхольма”.