касса +7 (495) 629 37 39
сегодня
19:00 / Основная сцена
завтра
20:00 / Малая сцена
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
Назад
На прошлой неделе Театр Наций привозил в Ригу спектакли „Рассказы Шукшина” и „Киллер Джо”. Перед спектаклями была организована встреча журналистов с Евгением Мироновым, Чулпан Хаматовой и другими артистами.

Участники пресс-конференции: Чулпан Хаматова („Рассказы Шукшина”), Евгений Миронов („Рассказы Шукшина”, худ.рук. Театра Наций), Юлия Пересильд („Рассказы Шукшина”, „Киллер Джо”), Роман Должанский (зам. худ.рук. Театра Наций, театральный критик), Александр Новин („Рассказы Шукшина”).

МИРОНОВ: Последняя работа в кино, в телевизионном кино, — это Достоевский. .. Очень трудно было найти этого человека, потому что все, что пишется вокруг него, или все, что мы занем про Достоевского — это очень все шаблонно и привычно… Для меня было открытием, что практически все его персонажи — это он сам. Есть писатели, которые ищут своих героев на улице или где-то подсматривают, а есть, как Федор Михайлович, который писал все из себя. И Мышкин, и Рогожин — это его половины.

МИРОНОВ: Поверьте мне, вечность не в Депардье.

ХАМАТОВА: В Алтайском крае говорят чище, чем в Москве, единственная женщина с „говором” оказалась приезжей.

МИРОНОВ: Мы в какой-то момент поняли, что мы не обязаны срисовывать этих бабушек, дедушек. Все есть в рассказах у Шукшина… Самое главное — необходимо было (а оказалось, что это очень трудно) сердцем откликнуться на эти истории. .. Они очень трогательные… Броня твоя городская мешает… Цинизм… Ты думаешь: „Боже, какие милые люди-чудики”… А вдруг, когда Херманис эту броню скинул с нас, мы оказались голые, причем он нам не разрешал практически ничего.

ДОЛЖАНСКИЙ: В спектакле „Киллер Джо” чрезвычайно важная и жизнеутверждающая мысль о том, что люди, которые жили, не зная, что вообще существует понятие „совесть”, и слова такого не знают (они живут вне такой категории), даже в этих людях основополагающие для человека категории проявляются сами по себе.

ХАМАТОВА: Изменился ли зритель? Да! Я слышу, как поднимается ощущение радости от слова, которое наконец-то зрителю понятно — „сифилис”, и звучат апплодисменты…