касса +7 (495) 629 37 39
сегодня
13:00 / Новое пространство
завтра
13:00 / Новое пространство
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
Назад

Вызов Евгения Миронова

В рамках Международного фестиваля "Гешер"-2017 московский театр Наций привез спектакль режиссера Робера Лепажа «Гамлет. Коллаж».

Постановка необычна уже хотя бы тем, что все роли шекспировской пьесы — от Офелии до королевы, от Лаэрта до Тени отца Гамлета — исполняет один актер, Евгениий Миронов, народный артист РФ, художественный руководитель Театра Наций.

Российские артисты, не знаю, как всем, но мне в большинстве своем знакомы благодаря телевизионному экрану. Но вот они, далекие и великие, приезжают в Израиль, представляя свои работы. Бывает счастливая возможность встретиться с актерами на пресс-конференциях, брифингах, беря у них интервью. Невозможно предугадать, как пойдет разговор — станут ли далекие и великие близкими по приезде, или еще более отдалятся, — по-всякому случается. На брифинге с Евгением Мироновым сложилась по-домашнему теплая обстановка — настолько Евгений Витальевич был открыт к общению. Приведу ответы Евгения Миронова на вопросы, которые случилось задать мне.

— Как вы относитесь к журналистам? И почему не любите давать интервью?

— Поскольку я всю жизнь занимаюсь одним делом, по ходу жизни образовывается некий круг близких мне людей. Первый круг — совсем близких, или второй — с которыми я общаюсь, которые работают на это дело, на общее дело, для меня очень важное. Поэтому хорошо воспринимаю, если это касается работы, например, необходимо донести до зрителя важную информацию. Или бывают журналисты, в том числе мои друзья, это — критики, которым я доверяю, и которые не обязательно должны меня хвалить, но которые мне дают толчок.

Есть вещи, которые я закладывал в роль, но они не обязательно считываются. Но вдруг я вижу, что этот критик считал то, что мне хотелось сказать. Или, наоборот: «Какая интересная тема! Я попробую ее развить в следующем спектакле». Уж, простите, так сложилась моя жизнь: я все связываю со своей работой. Все остальное мне неинтересно. Мне неинтересна светская жизнь, мне неинтересно обсуждение моей личной жизни. Я даже представить себе не могу такое: смотрю телевизор, идет передача на Первом канале, сидит известный артист. В присутствии людей разбирают его первую жену, потом вторую жену. Потом эта жена входит! — Боже, что сейчас будет! Мне кажется, эта такая трата жизни впустую, что мне очень жалко делать… Мне не хватает несчастных 24 часов в сутки на мои дела… Вот так, соответственно, я и отношусь к подобным интервью.

Восемь лет длилось общение Евгения Миронова и режиссера Робера Лепажа на предмет совместного творчества, прежде чем постановка «Гамлет. Коллаж» свершилась. «Когда Лепаж предложил мне сыграть все роли в этом спектакле, я подумал, что он сошел с ума, я себе представить этого не мог, — поделился Евгений Миронов. — Но я знаю, что он — чудо-техник, технологии для него — это первичный импульс. Ему интересна большая творческая задача, а дальше — технология. И тогда у него начинает работать вдохновение и начинается творческий процесс. Сыграть все роли — с одной стороны, это вызов для артиста. С другой стороны — это вызов для режиссера, потому что все должно быть осуществлено в тесном сотрудничестве с машинерией».

— Каково самоощущение — какая из ролей в постановке «Гамлет. Коллаж» наиболее удалась вам?

— Говорят — Полоний, — скромно улыбнулся Евгений Витальевич. — Не знаю, почему…

— Вам довелось сыграть Гамлета в спектакле Петера Штайна «Гамлет». И вот снова роль Гамлета — в спектакле режиссера Робера Лепаж. Роли Гамлета наверняка разнятся, но есть ли в них сходство?

— Одно сходство Гамлета со Штайновским: он для меня положительный персонаж. Например, недавно вышла премьера у Льва Абрамовича Додина с очень интересной концепцией, где Гамлет — просто подонок. Наверное, если он нашел это в контексте, в материале — то имеет на это право. Гамлет — творческий человек, который до поры до времени держит себя в узде. Для меня Гамлет — человек положительный — в смысле гуманности, в смысле того, что его все заставляют, включая папу-призрака, мстить, и включаться активно в жизнь. Он говорит «да-да» — вроде соглашается, но на самом деле понимает, что смысла в этом абсолютно никакого нет. И в этом плане центральный монолог «Быть или не быть», когда он сомневается в справедливости не то что миропорядка, а природы, существования. И потом смиряется, потому что это — рок, судьба, и он один из винтиков этой судьбы, и — погибает. И, честно говоря, — убивает, и не одного человека… (Звонко смеясь): Вот что я сказал про «положительного человека»!

— На основании декларации за 2016 год, опубликованной на сайте Министерства культуры РФ, вы вошли в десятку театральных деятелей России, которые больше всех зарабатывают. Тем временем вы являетесь учредителем Благотворительного фонда поддержки деятелей искусства «Артист». Вы выделяете средства из личного бюджета для пополнения доходов фонда?

— Я зарабатываю деньги не только в театре. В театре, собственно говоря, особенно не зарабатываю. Я еще занимаюсь кинопродюссерством — у меня есть своя маленькая компания. Мы выпустили фильм о космонавтах, до этого вышли еще две картины. Что касается фонда «Артист» — мне незачем вкладывать туда свои деньги. Как и все мои коллеги, я вкладываюсь туда лично, а это — большая и серьезная работа. Мы не ходим с протянутой рукой и не просим деньги. Мы сами занимаемся концертами, акциями. Например, ежегодным концертом «Признание в любви» мы зарабатываем деньги, и не только в Москве, но и в Петербурге, Саратове и т. д. Поверьте, это тяжелая работа и тяжкий крест — и у Чулпан Хаматовой, и у Ксении Рапопорт, и у Юлии Пересильд, и очень много времени на это тратится.

— Являясь столь востребованным актером, не побоюсь сказать — великим актером, заслужившим признание, регалии и известность — почему вы тратите время на административную работу: вы занимались стройкой Театра Наций, являетесь художественным руководителем этого театра?

— Видимо, в какой-то момент я почувствовал, что не все хорошо в этом королевстве. До этого я работал со многими великими режиссерами только как артист. Но тот театр, который мне хотелось бы представить, — я его и сделал. Сейчас Театру Наций 10 лет. Такая площадка не знает аналогов в мире. Это — институт театра. Я узнал, как сложно было найти деньги в Израиле для проведения фестиваля «Гешер». У нас — другие возможности, в Театре Наций с этим проще, я считаю. Наш театр — вообще уникальное учреждение. На большую сцену можем приглашать великих режиссеров, малая сцена — экспериментальная площадка. А еще мы открыли третью площадку, на Страстном бульваре, куда мы имеем возможность приглашать архитекторов, скульпторов, художников, артистов, режиссеров — представителей всех жанров сегодняшнего искусства, и на основе этого синтеза создавать новые формы, новое искусство. Там круглосуточно идет работа, есть еще и выставочное пространство. Недавно, например, приехал потрясающий немецкий художник Отто Мюллер, величайший перформансист. Дальше мне бы хотелось, чтобы мы стали театральным кварталом — там же театры рядом есть музей. Чтобы получилось театральное пространство, и не только профессионалы работали, но и желающие приобщиться к интересному. А для чего я это делаю? Меня мама об этом спрашивает каждое утро: «А зачем тебе это надо?» Я должен сформулировать ответ, пока ем кашу: «Для себя». А дальше у меня включается мотор, я иду, и этим всем занимаюсь…

Спектакль «Гамлет. Коллаж» пройдет на сцене театра Гешер 31 мая, 1 и 3 июня.