касса +7 (495) 629 37 39
сегодня
20:00 / Малая сцена
30 ноя
19:00 / Основная сцена
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
Назад

Народная артистка СССР — о том, почему она любит Елизавету II всё больше и больше
 
Играть королев Инне Чуриковой приходилось не единожды. В ее багаже есть Гертруда в «Гамлете» и Алиенора в «Аквитанской львице». О том, чтобы актриса сыграла еще и благополучно здравствующую Елизавету II, задумался ее сын Иван. Он же предложил отцу — режиссеру Глебу Панфилову — поставить посвященную королеве Великобритании пьесу Питера Моргана «Аудиенция». Постановка в Театре наций стала одной из самых востребованных в минувшем сезоне, а на спектакли, объявленные в новом, билеты уже распроданы. С виновницей успеха, Инной Чуриковой, встретилась корреспондент «Известий». 

— Инна Михайловна, в спектакле вы сыграли Елизавету II в разных периодах жизни — от юной девушки до женщины преклонных лет. Это ли не подарок для актрисы?
— Подарок, но такой трудный… Даже не так. Сыграть королеву Елизавету — это очень ответственно. Вы себе не представляете, что происходит со мной, когда я думаю о ней, когда работаю над ролью, когда погружаюсь в материал о ее жизни. Это женщина, которую я с каждым днем люблю всё больше и больше.

У меня такое нежное к ней чувство. Мне кажется, что благодаря драматургу я понимаю ее как никто. Открываю в ней то, что, может быть, даже ее подданные не смогут увидеть. Думаю о ней так, как им и в голову не приходит о ней думать. Не знаю, конечно, насколько то, что я о ней думаю, — правда.

— Чего же не узрели в королеве англичане?

— Ну, во-первых, она очень умна. Хотя считает, что надо быть простой, естественной и обыкновенной для своих подданных. По ее мнению, это самая полезная работа для монарха.

— Обыкновенный монарх?

— Да, именно. Это действительно ее принцип, который не работает в отношении премьер-министров. Они — политики. Их на ее веку на сегодняшний день было тринадцать. А она для людей — величина постоянная. На нее подданные всегда могут ориентироваться.  Она для них как папа римский. К тому же Елизавета II религиозна. Бесконечно и глубоко верующий человек.

— Вы так вжились в образ королевы, что уже похожи на свою героиню внешне. Кстати, тот же эффект был заметен с актерами, игравшими премьер-министров. Например, Михаила Горевого, играющего Уинстона Черчилля, узнать можно было только по голосу.

— Перевоплощения стали реальными, потому что у спектакля свой особенный стиль. Все-таки это английская пьеса, а англичане отличаются от нас. Миша Горевой сделал очень достойную работу. Добавил себе возраста не только гримом, но и костюмом, манерой. Он здесь совсем иной, нежели его экранные персонажи. В кино он играет больше отрицательных героев. А тут у него получился глубокий, хитрый, расчетливый человек. Глеб Панфилов разглядел большие возможности в этом актере.

— Если Михаил Горевой добавил себе возраст, то вам удалось сделать противоположное. В спектакле есть момент, где вы, не покидая сцену, из статусной дамы в миг превращаетесь в юную особу. Зрители даже не успевают заметить, как это происходит…

— Действительно, в этой сцене Елизавета превращается из королевы в принцессу, как бы возвращается в свою юность. В тот момент, когда она, прелестная девушка 25 лет, теряет отца, короля Георга VI. В один день ей приходится повзрослеть и заменить его, став королевой. У нее еще нет ни опыта, ни знаний, как управлять страной. Она еще не знает, кто есть кто. И вот перед ней оказывается Черчилль — лидер, великий политик, стратег. Она чувствует себя как ученица перед профессором. Но это ее первая аудиенция в королевском статусе, и она не должна показать слабину и обязана быть достойной своего отца.  
— Вам знакомо такое чувство?

— Несомненно. Я в Театральном институте имени Щепкина обожала своих учителей. Иногда даже не могла от волнения верно выразить мысль. Вот это же чувство присутствовало в королеве. Ведь действительно, Черчилль — фантастическая личность. Он поражал не только ее, но и ее отца, да и всю нацию.

— Чувствуется, вы много прочли, готовясь к этой роли.
— А как же! У нас до сих пор по дому лежат стопками книги о королеве и королевской семье. Всё, что было возможно, подняли. Пересмотрели столько фильмов о Елизавете, сколько не смотрели ни о ком.

— В чем секрет ее здравого рассудка и столь продолжительного правления?

— Елизавете II сейчас 91 год. Она не любит, когда говорят о ее здоровье, когда журналисты пишут, что она вдруг заболела. Она — настоящий борец, реальный рекордсмен, дольше всех монархов правит Великобританией. И собирается оставаться королевой до 95. То есть мы еще будем следить за ее жизнью в политике. Она ведь очень крепкая. Есть фотография, где ей 90 и она ездит верхом. Представьте себе, в таком возрасте управляться с лошадью. Хотя она с детства мечтала о карьере наездницы, но всё же годы есть годы, а королева по-прежнему на коне.

— В вашей жизни спорт присутствует?

— В отношении физподготовки я не столь спортивна. Меня хватает лишь на ежедневную зарядку. Ее я делаю с юности, не с детства. Какая в детстве гимнастика?! Кто думает об этом, когда хочется бегать, прыгать? Даже уроки спокойно делать не получалось. Не сиделось мне на месте.

— Вы восторженно говорите о королеве. Неужели у нее всё так прекрасно?

— У нее было всё прекрасно, пока она не стала королевой. До этого момента она была счастлива.  

— А что сейчас? Обременена грузом?

— Нет, это не груз, но большая ответственность, которая ей дана Богом. И она это чувствует до сих пор. Проблемы, семейные неурядицы — ведь у королевы огромная семья — у нее те же, что у всех. Но все огорчения, переживания она хранит в себе, не имеет возможности их выплескивать, раздражаться, показывать свое настроение. Судьба такая. Одиночество — участь королевы. Она со всеми, она для всех, но в душе одинока.

— «Аудиенцию» играют на сцене Театра наций. Не планируете перенести ее в родной «Ленком»?

— Пока нет. Хотя мы очень хотели поставить ее в «Ленкоме». Но не получилось. Спектакль очень дорогой, театру не потянуть. Там дорогостоящие декорации, костюмы, драгоценности.  Денег на это не хватало, дело спас меценат Алишер Усманов. С его же помощью мы смогли перенести спектакль Глеба Панфилова на сцену Театра наций.

— Есть ли среди предложений о работе столь же интересные и серьезные?

— Мне предлагали сниматься, но я пока не хочу. Да и в «Ленкоме» у меня большие работы: «Аквитанская львица» и «Ложь во спасение». Но «Аудиенция» для меня сейчас самое важное. Я живу жизнью королевы. Эта роль для меня только начала открываться. Мы только встали на эту интересную дорогу, а надо идти по ней всё дальше и дальше. У моей героини огромная ответственность перед Англией, а у меня — ответственность перед этой работой и перед ней — такой живой Елизаветой II. Я ведь еще многого не рассказала об этой уникальной женщине.