касса +7 (495) 629 37 39
сегодня
13:00 / Новое пространство
завтра
13:00 / Новое пространство
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
Назад

Филипп Григорьян поставил спектакль о скелетах в шкафах нации.

На Малой сцене Театра Наций состоялась вторая премьера только что начавшегося сезона. «Камень» режиссера Филиппа Григорьяна входит в программу фестиваля современного искусства «Территория». Те, кто об этом знал, пришли подготовленными: традиционного психологического театра не будет. А будет новомодный эксперимент и визуальная феерия от художника по костюмам Гали Солодовниковой.

Григорьян — режиссер, тяготеющий к межжанровым проектам и перформансам (его «Полнолуние» получило «Золотую маску» в категории «Новация»). Пьеса «Камень» немецкого драматурга Мариуса фон Майенбурга также никакого отношения к «классике» не имеет. Он — представитель поколения «новых рассерженных», сочиняющий так называемые экстремальные драмы.

«Камень» написан как воспоминание, но не какого-то конкретного персонажа, а персонажей из разных времен одной нации. Коллективное чувство вины довлеет над немцами — и Майенбург изобретает новый способ рассказать о нем. По его мнению, преступление целого народа зиждется на грехах отдельно взятых личностей. В пьесе такой грех совершает Вита (Анна Галинова), когда заставляет мужа-фашиста (Кирилл Вытоптов) обманом заполучить дом знакомых евреев, а их самих отправить прямиком в лапы к штурмовикам. Для дочери и внучки Вита придумывает красивую легенду про своего супруга, защитника униженных и оскорбленных: якобы он дал денег еврейской семье, чтобы те смогли сбежать, а сам поселился в их доме. Пресловутый камень был брошен в окно на самом деле: только вот те, кто его поднял в тротуара, думали, что целятся в «жидов», а вовсе не в их «защитника».

Низкая история всплывает неожиданно. Когда внучка Виты (Анастасия Пронина) получает задание — написать сочинение о том, кого считает примером для подражания. Пишет о деде-герое. Но Вита, измученная ночными кошмарами и старостью, находясь в странном полубреду рассказывает внучке правду. Семейная легенда рассыпается в прах, а дедово геройство оборачивается подлостью. 

Сам по себе сюжет не является оригинальным (таких историй в Германии (и не только в ней) — сотни тысяч), а вот способ его подачи... Ни в пьесе, ни в спектакле Григорьяна, нет места линейному повествованию. Каждое действие находит продолжение в другой эпохе, каждое сказанное слово эхом отзывается спустя десятки лет. В театральном пространстве это выглядит так: на сцене — одно и то же место действия (кухня в том самом доме), но в одном углу оно «перенесено» в 1935 год, в другом — 1945-ый, потом 1953-ий, 1978-ой и, наконец,1993-ий. Вита «живет» во всех сразу, остальные герои — каждый в своем времени и в соответствующих нарядах. Из зрительного зала всё выглядит не только любопытно, но и красиво. Эксперименты с пространством, звуком и светом, свойственные художникам-перформерам, превратили эту драматичную историю в яркий визуальный аттракцион. Не бессмысленный, как во многих других случаях. А полностью подчиненный сверхидее, посылу пьесы: «ничто на земле не проходит бесследно», и за всё приходится платить — если не нам, то нашим детям.