касса +7 (495) 629 37 39
сегодня
19:00 / Основная сцена
завтра
19:00 / Основная сцена
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
Назад
Методы работы у режиссера-постановщика оказались своеобразные, но эффективные. По мнению актеров, занятых в спектакле, загадочную русскую душу ему удалось не только понять, но и достоверно показать.


Репортаж Александра Казакевича.


Вот казалось, приедет известный режиссер из Латвии, поставит спектакль по рассказам Шукшина и откроет что-то новое об особенностях национального характера. Режиссер приехал, спектакль поставил, но выводы, которые он сделал, оказались совсем другого рода.

Он очень странный, этот режиссер Алвис Херманис. Методы работы у него странные: пригласил самых занятых столичных актеров, к которым в других театрах и прикасаться боятся, купил им билет на Алтай. Мол, если хотите сыграть Шукшина, поедем на его родину в село Сростки. Поживем там. Разберемся. Поймем, что изменилось, а что нет.

Алвис Херманис (Латвия), режиссер спектакля „Рассказы Шукшина”: „Странно, что он воспринимается мифологически, как очень советский автор. Когда читаешь его тексты, там советской тематики вообще нет, она на фоне воспринимается, но не как у Абрамова. Очень универсальные эти истории, так что большое будущее для Шукшина”.

Это называется „зажглись”: видно, алтайский воздух что-то делает с людьми. Актеры репетировали по 12 часов, фонтанировали идеями. От переизбытка чувств спасла жесткая структура спектакля: со сцены звучит чистый шукшинский текст. 10 его рассказов на фоне фотографий, сделанных в тех же Сростках. Поначалу зрители еще успевают следить за перевоплощениями семи артистов и, в конце концов, перестают удивляться: „Ах, это опять Евгений Миронов, а это с ним — неужели Чулпан Хаматова?”

Евгений Миронов, художественный руководитель Государственного театра наций, народный артист РФ:'Мне стыдно стало, что это предложение исходило от режиссера из Латвии, а не от нас, потому что мы оставили Шукшина где-то там, в 70-х, а Алвис говорит: „Это ваше золото, это ваша валюта, потому что сейчас так не хватает простоты в человеческих отношениях и искренности, когда понятно кто плохой, а кто хороший, потому что мир сейчас так изменился, так что это как дефицит”.

Там, конечно, еще покупают сапоги за 65 рублей и „маленькую” — за рубль сорок девять, но от Шукшина со сцены совсем не пахнет советской эпохой. Это спектакль про трогательных людей, которых можно встретить в русских, латышских или немецких деревнях, а вот в городах их почти не осталось.

Чулпан Хаматова, заслуженная артистка РФ: „Мы слишком быстро живем, пьем из пластиковых стаканчиков, шлем друг другу sms, не общаемся, и не понимаем, что такое жизнь вообще”.

Теперь им кажется, что после Сросток они кое-что поняли про жизнь. И готовы рассказать о том, что на самом деле все эти шукшинские чудаки, маленькие и трогательные человечки с гамлетовскими страстями, они не кончились и никуда не делись из своих Сросток. Они живут там до сих пор. Просто после ухода Василия Макаровича их было некому записать.