касса +7 (495) 629 37 39
сегодня
19:00 / Основная сцена
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
Назад
Болгарин Явор Гырдев поставил спектакль про обыкновенный офисный фашизм, который ничем не лучше любой другой тоталитарной системы.

Уж сколько раз твердили миру, что офис — гнуснейшие изобретение. Но после кризиса даже самые принципиальные джентльмены фриланса ради хлеба насущного были вынуждены надеть воротнички разных цветов и потуже затянуть галстуки, так что премьера Театра наций многим соль на рану, причем крупная, морская, неочищенная.

Болгарин Явор Гырдев, лауреат ММКФ-2008 и ньюсмейкер фестиваля NET, взял прославленную пьесу испанца Жорди Гальсерана и вместе с квартетом русских артистов поставил офисную экзистенциальную трагедию, которая усердно маскируется под производственную драму.

Сюжет „из трудовых будней” — вещь крайне востребованная на столичных подмостках. Жизни белых воротничков посвящены и довольно удачные постановки в Театре им. Пушкина, и в РАМТе. Правда, оба этих спектакля посвящены конкретным людям в конкретных обстоятельствах, и до глобальных проблем их создатели так и не добрались.

Здесь же, помимо всяких чисто театральных радостей — блестящей игры актеров, лихо закрученной интриги, удачной сценографии, умной режиссуры, — заложена еще пусть не новая, но по-прежнему актуальная проблема — какую меру жестокости к ближнему своему можно допустить, так сказать, в рабочем порядке?

Но все по порядку. Заявка — в офисе человек человеку хищник — делается еще на уровне сценографии. Под потолком создатели повесели макет одного из самых дорогих в мире образцов современного искусства — заформалиненную акулу Демиана Херста. Да и то, что транснациональные корпорации охочи до свежих жертв ни для кого не секрет.

Постепенно в небольшом пространстве типичного конференц-зала собираются четыре претендента, все они клюнули на зарплату топ-менеджера. Но тут выясняется, что один из них „засланный казачок” из отдела кадров, и они упорно пытаются выяснить, кто это, попутно выполняя всякие иезуитские задания, которые большой брат-работодатель посылает в конвертиках. Каждое имеет своей целью нащупать ахиллесову пяту каждого соискателя.

Первой жертвой становится неудачник Энрик из маленькой компании, типичный середнячок и мямля, боязливо обнимающий свой портфель. Всю первую часть спектакля солирует исполнитель этой роли — Игорь Гордин. Как хамелеон он окрашивает своего героя различными красками. Вот перед нами зануда-болтун с пластикой, выдающей букет комплексов, потом современный Акакий Акиевич, потом косящий под дурачка хитрюга-карьерист, потом шокированный беспринципностью претендентов психолог отдела кадров.

О том, что именно этот тихоня и есть подсадная утка, догадываешься уже во время его жалостливого монолога о разводе. Но все равно не можешь ему не сочувствовать. Как сопереживаешь и карьеристке Мэрсэ (Виктория Толстоганова), которая, несмотря на смерть матери, остается сражаться за кресло, и молодому Карлесу (Максим Линников), мечтающему сменить пол. Единственный не вызывающий и грамма симпатии персонаж — грубоватый и циничный — типичных „плохой начальник” Фэрран (Сергей Чонишвили). Он один не стремится выворачивать свою личную жизнь наизнанку пред и остальными.

Естественно, эта „падла” и оказывается жертвой эксперимента. А все душеизлияния остальных лишь повод „расколоть” претендента. И им это вполне успешно удается. Феррану отказывают от кресла с формулировкой „Нам нужен не отзывчивый человек, притворяющийся бездушным карьеристом, а бездушный карьерист, умело приотворяющийся хорошим человеком”.

Все, что делает Сергей Ченошвили после этой фразы, называется высшим актерским пилотажем. Неожиданно обнаружив во всей свистопляске свою человеческую самоценность, он набирает телефон друга. Каждая его фраза, произнесенная почти шепотом, заставляет сердце зрителей проникнуться жалостью к этому монстру от бизнеса и ужасом от спокойной болтовни трех симпатичных молодых специалистов, которым для полноты картины не хватает либо нацистской формы, либо рогов с копытами.

Привычная формула „ничего личного”, отказ от человеческого в пользу корпоративного — привычная сделка по продаже души. Утвердиться в этом позволяет финальная виньетка. Старший психолог на секунду вернется к едва живому Феррану и, слегка смутившись, поинтересуется у него, знает ли он как найти выход. Ферран скользнет взглядом по этой, в общем-то, молодой женщине и отведет от нее глаза, полные ужаса, а она ответит ему полным недоумения взором — а в чем проблема-то: бизнес — есть бизнес.