касса +7 (495) 629 37 39
сегодня
19:00 / Основная сцена
завтра
19:00 / Основная сцена
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
Назад
На сцене Тульского театра драмы популярные артисты театра и кино превратились в жителей небольшой деревушки 70-х годов прошлого столетия.

Спектакль по мотивам произведений Василия Шукшина — это небольшие (минут по 20-30) зарисовки, повествующие о жизни на селе. Простые и трогательные человеческие истории, которые происходят в обычной советской деревне семидесятых.

В наш город труппа спектакля приехала заранее и даже успела провести небольшую репетицию в парк-отеле „Грумант”, который, кстати, является и спонсором Театра Наций. Отдохнув с дороги и насладившись чудесной природой тульского края, артисты отправились в драмтеатр. Первым на место прибыл Евгений Миронов — его привез роскошный Bentley Arnage. Несколько минут спустя приехала и Чулпан на огромном „Мерседесе” бизнес-класса. Остальные участники постановки приехали на большущем белом автобусе…

Перед самым началом спектакля звезды „Рассказов Шукшина” согласились пообщаться с представителями прессы. Устроившись прямо на сцене, тульские журналисты приступили к расспросу.

— Первым делом от лица всех туляков мы поздравляем с присуждением Государственной премии'За вклад в развитие отечественного театрального и киноискусства (Президент России Дмитрий Медведев вручил ее на следующий день после тульского спектакля, 12 июня — ПРИМ. АВТОРА). Что для Вас эта награда?

МИРОНОВ: Ну, что я могу ответить? Это действительно высокая награда! Как мне кажется, это самый значимый в нашей стране символ признания или каких-либо достижений. Мне очень приятно, что Президент и Совет по культуре отметили мою работу. Значит, я действительно сделал что-то эдакое! Еще одна вещь: когда начинаешь репетировать новый спектакль или сниматься в новой роли, эти награды, к сожалению, не помогают. Все как с белого листа — никакой дополнительной уверенности и ощущения собственного величия. И ничего тут не поделаешь…

— Получается, Вы из Тулы прямо на награждение? Волнуетесь?

МИРОНОВ: Начну с того, что это моя вторая Госпремия, и опыт ее получения у меня уже есть. Отрепетировал, как говорится! Что касается волнения, тут все нормально. Мне же не нужно что-то особенное делать: петь или плясать. Оденусь красиво, буду стоять, улыбаться. Перед спектаклями я волнуюсь гораздо сильнее…

— Что связывает вас с Тулой? Какие-то эмоции, воспоминания, связи…

МИРОНОВ: Мне очень жаль, в городе оружейников я редкий гость. Так уж вышло… Я помню тульские спектакли, мне нравится здешняя публика, отличный театр — это все, что я могу вам рассказать. А еще к вам ехать недалеко, вот!

ХАМАТОВА: У меня аналогичная ситуация. Тула для меня — город-открытие.

— У спектакля огромная география. Где вы уже успели побывать?

ХАМАТОВА: Ох, где мы только не были! Вся Россия, Германия, Франция, Польша, Израиль, Голландия. .. Всего и не перечислишь.

— Как вам наши дороги? Не растрясло?

МИРОНОВ: Ну, разок мы заехали куда-то, где не очень хорошее дорожное покрытие, но это мелочи. В основном все очень даже прилично. Зря не верите, мне есть с чем сравнивать — мы по стране покатались круто! Так что Тула, можно сказать, в шоколаде.

— „Рассказы Шукшина” — это десять зарисовок о сельской жизни. У вас есть любимая?

МИРОНОВ: Во время спектаклей мы не всегда играем все десять. Когда девять, когда восемь. Мы ориентируемся по настроению зрителей, стараемся их не утомлять. Что касается любимой, тут все сложно. Есть один рассказ. Такой русский-русский, трагический-трагический… Слезу прошибает. „Степка” называется. Он о какой-то непонятной человеческой логике русского человека. Человек сбегает из тюрьмы, не досидев всего две недели, чтобы увидеться с родными. Дело в том, что деревня снится ему каждую ночь, и он просто не выдерживает этого. Вот такая она, загадочная русская душа!

— Как вы считаете, Шукшин актуален в наши дни?

МИРОНОВ: А Вы спектакль не видели? Ох, как я Вам завидую! Сами все увидите.

— Почему именно европейский режиссер смог так здорово поставить „Рассказы Шукшина”?

ХАМАТОВА: Секрет в особом взгляде художника. Он очень чуткий человек, способный к состраданию, любви… Среднестатистический европеец так бы никогда не смог. Алвис Херманис — он особенный.

— В школьные или студенческие годы вам приходилось бывать на селе?

МИРОНОВ: Ну, конечно! Я родом из Татищево-5, что в Саратовской области. На первом курсе Саратовского театрального училища нас отправили на картошку, но мне почему-то не доверили этот овощ, а перевели на яблоки. Моей задачей было выковыривать ножом больные места и кидать яблоки в специальную емкость, где из них потом делали варенье. Там было невероятное количество ос! Когда ко мне приехала мама, она меня не узнала. Ей говорят: „Вот ваш мальчик, сидит в углу”, а она отвечает: „Не-е-ет, это женщина какая-то пожилая!

ХАМАТОВА: Я родилась в Казани, и каждое лето проводила или в деревне, или на даче. Я буквально пропитана духом села и деревни!

— Правда, ли что спектакль „оттачивался” в Сростках, родном селе Шукшина?

МИРОНОВ: Поехать в Алтай — это было желание режиссера. Там мы провели порядка семи дней. Жили, общались с местными… В это сложно поверить, но там до сих пор проживают друзья и одноклассники Василия Шукшина! Фотографии именно этих людей изображены на заднике сцены. Вообще визит в Сростки нам очень сильно помог. Когда мы играем на фоне этих фотографий, то чувствуем большую ответственность.

ХАМАТОВА: Все частушки и песни, которые звучат в спектакле, подарены нам местными жителями. Спасибо им за это огромное! Это настоящий местный фольклор.

— А сами жители Сросток видели спектакль?

МИРОНОВ: Да, мы приезжали со спектаклем в город Бийск и привозили туда на автобусах жителей Сросток.

— Не было желание сделать специальный тур по селам?

МИРОНОВ: Постановка требует много специального оборудования, и мы при всем желании не смогли бы воплотить в жизнь такую задумку. Да и халтурить нам очень не хочется… Мы его лучше снимем и покажем на канале „Культура”.

— Сыграв в сериале „Достоевский”, Вы отметили, что этот автор — в каждом из своих героев. Какие еще открытия Вы хотели бы сделать во время своих актерских опытов?

МИРОНОВ: Любая роль для актера — это открытие, в котором он познает не только своего персонажа, но и себя.

— Кого бы Вы не смогли сыграть?

МИРОНОВ: Того, чьи действия не находят во мне оправдания. Дело в том, что артист — это адвокат своей роли. Даже играя отрицательно персонажа, я стараюсь понять все его мотивы. Однажды мне предложили сыграть в фильме Киры Муратовой маньяка-убийцу. Я не смог… Еще одно: я никогда бы не стал играть представителя желтой прессы. Это очень постыдное занятие. Особенно для мужчины! Я считаю, что такие персонажи должны скрывать свою профессию от своих детей. Выдумывать мерзости — плохая миссия.

— Чулпан, Вы отлично выглядите, в чем секрет красоты?

ХАМАТОВА: Все просто! Нужно любить себя такой, какая вы есть.

Спектакль начался без задержек. Сказать, что зал был забит — ничего не сказать: ни одного свободного места, стулья в проходах, некоторые даже расположились на ступенях и проходах между рядами.

Когда занавес распахнулся, зрителям открылись декорации: задник в виде фотографии поля с подсолнухами и длинная лавка. Все просто донельзя! После первого рассказа зал взорвался громом аплодисментов, а декорации буквально затрещали по швам. Подсолнухи расползлись по сторонам, а их место заняли огромные стенды с теми самыми фотографиями из села Сростки…

Чтобы описать действо, происходящее на сцене, не хватит и тысячи слов. С одной стороны, это всего лишь небольшие истории, с другой — живые переживания и истории настоящих людей, таких, каких мы встречаем каждый день…