касса +7 (495) 629 37 39
30 ноя
19:00 / Основная сцена
1 дек
19:00 / Основная сцена
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
Назад

Премьера мюзикла «Цирк» 11 мая в постановке Максима Диденко в Театре наций с Ингеборгой Дапкунайте открыла театральную программу XVII Открытого фестиваля искусств «Черешневый Лес».

«Я из пушки в небо уйду, / Диги-диги-ду, диги-диги-ду!» – помните задорную песенку циркачки Марион Диксон в исполнении легендарной Любови Орловой? 80 лет спустя за культовую музыкальную комедию Григория Александрова взялся один из самых обсуждаемых театральных режиссеров нового поколения – Максим Диденко. В главной роли блистала Ингеборга Дапкунайте – лауреат премии Олега Янковского и член Попечительского совета фестиваля «Черешневый Лес».

Сюжет легендарной картины, вышедшей на экраны в 1936 году, авторы постановки перенесли в современный мир. «Действие происходит в условном будущем, которое придумали в далеком прошлом. Это если бы наши бабушки и дедушки представляли свое будущее, в котором мы оказались, мы как бы существуем в их воображении. Представляете? Вот это и есть мир этого спектакля», - говорит Максим Диденко.

Зажигательная музыка, космические декорации, полеты над сценой, 3D-проекции – спектакль очень сложный и технически, и музыкально, и пластически: по словам Ингеборги Дапкунайте, «то, что происходит за кулисами, не менее, если не более, активно, чем то, что показывается на сцене. У нас невероятная техническая часть: костюмы, грим, декорации – художник Маша Трегубова создала особую атмосферу - то, что называется магией театра. Все сошлось в цельную историю, рассказанную на одном дыхании».

Знакомый с детства сюжет - история американки, которая приехала в Москву на гастроли, а в результате нашла здесь дом и любовь, - по сути не изменилась, но обрела современную форму. Однако о современном «театральном римейке» советского хита говорить нельзя, поясняет Ингеборга: «Это прежде всего фантазия на тему известного фильма. Иностранка, которая как инопланетянка, приехала в Россию и с советскими циркачами полетела на Луну, точнее, они ее увезли на Луну».

Хрупкая и изящная, она парит над сценой то в длинном платье лазурно-синего цвета, то в серебристой пачке, похожая то ли на героиню полотен Шагала, то ли на девочку на шаре из Голубого периода Пикассо.

Ингеборга Дапкунайте: «Советский фильм «Цирк» послужил вдохновением, отправной точкой нашего «полета». Вдобавок мы пересмотрели много американских фильмов 30-х годов – той эпохи, в которую перенесено действие. Моя Марион Диксон немного другая, чем у Орловой: это фантазия на тему фильма. Мне всегда трудно ответить на вопрос, чем похожа или не похожа на меня моя героиня: вроде бы тело, руки, ноги, голова – мои, но жизнь, которую я проживаю на сцене, - совсем другая. В общем-то эта история про любовь - про ту, от которой хочется взлететь».

Синий лейтмотив проходит через весь спектакль, напоминая об оттенках звездного неба и холодных космических далей, куда хотят отправиться герои. А еще он позволил художнику по костюмам Марии Трегубовой создать особый мир: «Синий - цвет хромакея, как и зеленый. Он позволяет вычленить какой-то объект из реальности и перенести его в другое, альтернативное пространство - переместить актера на дно океана или в тропические джунгли, или в цирк. Спектакль как раз на этом и построен: на взаимодействии театра и кино».

«Полет на Луну» в спектакле - не название легендарного циркового номера, как в фильме, а самое настоящее путешествие к спутнику Земли. «Космического» в постановке очень много: это и Белка со Стрелкой, и ракета, которую строит советский изобретатель Скамейкин, и даже инопланетяне.

Постановка действительно затягивает в свой особый микрокосм: вращающаяся сцена-круг становится центром этой маленькой вселенной - здесь герои поют, летают, танцуют. «Партитура построена на вращении и живет на наклонной плоскости. Мы ждали свой идеальный круг из солнечной Италии, но нам его так и не привезли. Так что в результате мы вращаемся на нашем российском круге, чем очень довольны. Наверное, об этом и спектакль», - смеется Диденко. Другим интересным фокусом в «Цирке», по его словам, становится то, что «драматические сцены решены как киносцены и транслируются на гигантский экран, превращаясь в черно-белую картинку, так что зрители больше смотрят кино, чем театр».

По мнению режиссера Максима Диденко, «Цирк» — это культовый фильм, «который отпечатался на подкорке каждого советского человека как некий идеальный образ Советского Союза. Сегодня многие в России испытывают ностальгию по тому идеальному миру — солнечному, парадному и могущественному. Там все четко разделено на плохое и хорошее, он такой черно-белый. Сейчас, по сравнению с тем временем, очень много нюансов. Отсюда стремление в этот упрощенный мир, в детство, где за нас принимают решения, где мы всегда под защитой и не несем никакой ответственности. А еще фильм Григория Александрова объединяет три близких мне языка: театр, кино, цирк, поэтому мне так интересно было сделать спектакль по его мотивам. С этой идеей я носился несколько лет. И такая возможность наконец выпала мне благодаря фестивалю «Черешневый Лес».