касса +7 (495) 629 37 39
сегодня
13:00 / Новое пространство
завтра
13:00 / Новое пространство
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
Назад

Призрак бродит в Театре Наций. Призрак коммунизма. Точнее - социализма. Еще точнее - Ленина.

Нет, речь не о том Ленине, которого играет худрук театра Евгений Миронов в новом сериале Владимира Хотиненко в партнерстве с Федором Бондарчуком (тот играет Парвуса). Но о том, который появляется в виде Людвига Осиповича (артист Владимир Еремин) - директора в новой постановке "Цирк" режиссера Максима Диденко. У этого Ленина синие волосы, усы и борода, отчего его лысина выглядит, как луна. Впрочем, луна в этом спектакле также есть. И первая сцена, когда только-только открывается занавес, являет нам такую кинодиву на фоне полной луны, что хочется устроить овацию сразу, не дожидаясь конца спектакля.

Однако, это - единственная серьезная сцена во всем новом театральном российском "Цирке". Некий застывший парад-алле с одним человеком, который выглядит как икона памяти фильма советского периода, поставленного режиссером Григорием Александровым. Все остальное в спектакле - ожившая карикатура. И это есть форма выражения крика души, что весь инфантилизм и надежды советского времени вылились в то, во что они вылились.

Все знаменитые песни из кинофильма "Цирк" звучат тут в другой трактовке (композитор Иван Кушнир). В них нет почти ни одной верной (читай - привычной) ноты. Потому что у них - совсем другой смысл. И действительно - как звучат они сегодня в новом прочтении? От "Человек проходит, как хозяин" до "Весь век мы втроём, Всё поём, всё поём!".

Ингеборга Дапкунайте - звезда нового "Цирка" играет тут не Мэри Диксон, но Любовь Орлову. Рассказывают, что Орлова уже в почтенном возрасте играла молодых девушек так, что никто не сомневался, что им "за двадцать". Ингеборга Дапкунайте летает на цирковой лонже над сценой и делает кульбиты в воздухе - не каждая начинающая актриса так решится. А между тем актриса посещала специальные занятия в цирке, готовясь к необычной премьере…

Поражает в спектакле и Сергей Епишев, который играет "капиталиста" - антерпренера Франца фон Кнейшица так, словно он сошел со страниц всех советских агиток вместе взятых. Именно таких рисовали Кукрыниксы и Борис Ефимов. Для того, чтобы оттенить высокий рост артиста, в постановке задуман маленький спутник (Алексей Миранов) в смешных клоунских ботинках, который следует за ним повсюду.

В этом спектакле цирк - все. Не место действия, но способ существования. Каждая сцена, номер, реквизит придуманы режиссером, чтобы донести основную и озвученную мысль "цирк - наше прошлое, настоящее и будущее".

Мария Трегубова - изумительный сценограф и художник по костюмам (впечатление, что она унаследовала традиции Давида Боровского, Олега Шейнциса и других - лучших из лучших) - выбрала для художественной "трактовки" этого спектакля такой оттенок синего, которому и советский красный позавидует. Помимо прочего, этот сине-васильково-серый еще и помогает решать технические задачи, поскольку в постановке много спецэффектов. А также - воплощать фантазию Максима Диденко. Как у него взрослый человек играет ребенка (вы помните - у Марион Диксон был темнокожий ребенок?), другие взрослые люди играют животных - от львов до собачек. Цирк, да и только.

Кстати, слово ЦИРК тут - аббревиатура: Центр Изучения Российского Космоса. Это чтобы было совсем уж понятно - какую задачу ставит перед собой хулиганящий режиссер. Где наш космос? И где наш цирк?

Вы можете себе представить, чтобы Мэри Диксон писала письмо Петровичу со смайликами? А она пишет. Поскольку, как сказано вначале, действие происходит в условном будущем, которое придумали в далеком прошлом.

Спектакль, сделанный в партнерстве с фестивалем искусств "Черешневый лес", очень сложен и затратен во всех смыслах. Много сцен, в том числе и настоящих акробатических, костюмов, декораций, "дополнительные" муляжи-ноги, у изобретателя Скамейкина - специальная рука, в лучших традициях инновационных роботов. Помимо этого, видеокамеры и технология накладки живого изображения на записанное на экране. Видео, в частности, нужно режиссеру и для того, чтобы вдруг, словно прервав действие, проговорить устами героев всю концепцию спектакля, как некую программную речь. Хорошо, хоть обошлось без броневичка…

В первых рядах Театра Наций на премьере сидели дамы почтенного возраста. Все они ясно помнят - без тени сомнения - каждый кадр и ноту из фильма "Цирк". Никто из них не встала посреди спектакля, не хлопнул возмущенно стулом, не ушел. Одна в конце достала мобильный телефон, зафикcировала поклоны... А потом произнесла вслух: "Интересная трактовка".