касса +7 (495) 629 37 39
сегодня
16:00 / Новое Пространство
сегодня
Питер Морган
19:00 / Основная сцена
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
Назад

В Театре Наций под руководством Евгения Миронова заканчиваются отделочные работы: много лет назад здесь началась реконструкция, которую Миронов сумел завершить. В минувший понедельник сотрудники театра провели экскурсию для журналистов. Сам театр откроется к Новому году — пока премьеры и спектакли текущего репертуара будут по-прежнему идти на других сценах.

Главный художник проекта реконструкции Театра Наций Александр Боровский был художником проекта Центра Мейерхольда, „Другой сцены” Театра „Современник”, „Студии театрального искусства”. Можно себе представить, в каком направлении двигалась его мысль и в случае Театра Наций. Обнаженная кирпичная кладка некоторых ниш (терракота — цвет фасада здания) и монохромный серый, „обливающий” все стены, стали фирменным цветом обновленного Театра Наций. Лаконизм деталей интерьера доходит до аскетизма — чего стоят одни светильники, похожие на опасно торчащие из стен куски арматуры, которые неярко освещают ваш путь по лестнице — удобной, мраморной и нескользкой. Свет от роскошных хрустальных люстр в светлое время суток дополняется естественным освещением из огромных арочных окон, чью форму повторяют и зеркала в зрительском фойе, — штор принципиально нет. Зрительный зал основной сцены очень напоминает чеховский МХТ — Шехтель, архитектор здания в Камергерском, и Чичагов, архитектор Театра Корша (где ныне располагается Театр Наций) эстетически формировались примерно в одну эпоху. Малая сцена очень похожа на зал-трансформер Центра Мейерхольда, только оборудование в Театре Наций еще более современное — настолько, что теперь даже трудно найти людей, которые сумеют его обслуживать.

Первую премьеру сезона — „Шошу” Зингера в постановке молодого Туфана Имамутдинова (это вторая его работа в Театре Наций после „Сиротливого Запада”) — покажут уже в конце сентября на сцене филиала Театра имени Маяковского, которая после этого вскоре закроется на реконструкцию.

„Сцена и зал — ваши”, — сказал Александр Боровский фотографам и телерепортерам, столпившимся в партере на проходе с тяжелым оборудованием. Те радостно высыпали на сцену. Хотелось бы, чтобы обновленный Театр Наций стал своим театром для многих.