касса +7 (495) 629 37 39
сегодня
13:00 / Новое пространство
завтра
13:00 / Новое пространство
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
Назад

Миф об идеальной стране, где любят всех, перешел на театральные подмостки.

Молодой режиссер, любящий эксперименты, Максим Диденко поставил свой “Цирк” по мотивам одноименного фильма 1936 года.

“Синий цвет без горя и бед”, в который так стремился Григорий Александров, здесь повсюду: синяя арена, рояль, синие кресла, костюмы, животные, цветы и даже бороды, волосы и помады (художник-сценограф и художник по костюмам – Мария Трегубова). Это не только придает оригинальности постановке, но и расширяет технические возможности – позволяет перенести часть сценического действия на экран. Синего цвета в киноиндустрии – хромакей – устройство, с помощью которого героя помещают на другой фон. Так на экране появляются черно-белые кадры, снятые “в прямом эфире”, которые не могут не напоминать культовый оригинал.

Стиль этого спектакля Диденко определил как “ретро-футуризм”: действие происходит в будущем, о котором мечтали наши бабушки и дедушки. Для режиссера фильм “Цирк” – кино детства, рисующее идеальную картину советского мира. “Всегда солнечного и очень позитивного”.

Но в то же время много всего тогда осталось “за кадром”, о чем сегодня режиссер не может молчать. В стране, где все нацелены на успех, не может быть поражений. Поэтому от директора цирка Людвига Осиповича (Владимир Еремин/Андрей Фомин), который внешне невероятно схож с Владимиром Ильичом Лениным, слышно бескомпромиссное: “или полетим, или расстрелять”.

История о женщине, ищущей пристанища и любви превращается в российско-американскую гонку за покорение космоса. “Цирк” Театра Наций – это Центр Исследований Российского Космоса. И Мери (Марион Диксон – Ингеборга Дапкунайте), которая “верит в чудеса” и “едет в небеса” – летит на настоящую Луну вместе со своим возлюбленным Мартыновым (Павел Акимкин/ Станислав Беляев) и подросшим сыном-мулатом (негритенок Джонни – Гладстон Махиб). Вот только полет этот не очень-то и радостный. Герои словно приносят себя в жертву и поют всем известную песню о Родине (“Широка страна моя родная”), которая в спектакле звучит в минорном ладу, будучи прикрепленными к серебряной конструкции, напоминающей больше голгофу, нежели космический корабль.

Хотя смысл советского “Цирка” Диденко трансформировал, в его спектакле так же есть множество зашифрованных посланий. В монолог Марион вложены слова о толерантности, в монолог изобретателя Скамейкина (Роман Шаляпин) – о равенстве и справедливости. Не обошлось и без знаменитой колыбельной, призывающей к любви человека к человеку и протестующей против расизма.

Помимо глубоких смыслов, над которыми стоит задуматься, в постановке Диденко (его партнером по инсценировке выступал Константин Федоров) есть и на что посмотреть. Чего стоит одна Ингеборга Дапкунайте, парящая под потолком и выполняющая акробатические трюки, которым специально училась у цирковых акробатов. Действительно “шик, блеск, красота”! А когда она поет дуэтом с Иваном Мартыновым о любви, и они лежа перекатываются по импровизированной арене, на “прямоэфирном” экране все выглядит так, словно пара летит. Под ней облака, сталинские высотки и остальные дома, как было бы на ожившей картине Марка Шагала “Над городом” (художник по свету – Иван Виноградов, видеохудожник – Илья Старилов).

Не обошлось и без уникального музыкального сопровождения (композитор – Иван Кушнир), которое исполняется в живую (пианист – Михаил Спасибо/ Армен Погосян, 1-й скрипач – Илья Мовчан/ Сергей Поспелов, 2-й скрипач – Семен Денисов/ Иван Муратиди, альтист – Вартан Даракчян, виолончелист – Антон Булкин/ Ярослав Сродных).