касса +7 (495) 629 37 39
сегодня
12:00 / Новое Пространство
сегодня
12:00 / Новое пространство
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
Назад

Актер Театра Наций и успешный кинопродюсер Александр Новин принадлежит к тем редким в нашем отечестве людям, у которых между "хочу" и "могу" практически нет дистанции. Если он что-то задумал, то воплощает в жизнь. Возможно, дело тут в упорном спортивном характере - мастер спорта по кикбоксингу, Новин и сегодня побеждает в чемпионатах. А может, в стремительности, легкости на подъем и бесстрашии на крутых виражах - даже по Москве актер разъезжает на спортивном Shelby.

А может, в желании свободы, которой не может похвастаться зависимая от случая актерская судьба, - и Новин в качестве генерального продюсера организовывает кинокомпанию "Третий Рим". Амбициозность названия простительна, потому что таковы и проекты студии.

Этой осенью события следуют одно за другим. 17 сен­тября в Театре Наций выходит спектакль "Заводной апельсин", где Новин играет главную роль, фильмы его студии - No comment и "Синдром Петрушки" - только что получили Гран-при на фестивалях во Франции и Китае, завершились съемки еще одного продюсерского проекта - фантастического блокбастера Явора Гырдева "Икария", где Новин занят и как актер. "Чтобы чего-то добиться, надо целенаправленно бить в одно!" - эти слова стали его девизом не только в спорте, но и в творчестве.

Журналу HELLO! Александр рассказал о том, как рецепт пиццы помог ему поступить в ГИТИС, об участии в телешоу "Последний герой", о новых ролях и любви к авантюрам.

Александр, сейчас вы спортом много занимаетесь?

Хожу в спортзал шесть раз в неделю. Вот, например, сегодня утром проснулся, пробежал кросс, заглянул на турник, на брусья, позавтракал, потом поехал к вам на интервью. Я и в 70 лет буду заниматься спортом, разве что, может, не так интенсивно. Это уже в крови. Это как театр: если человек вдохнул воздуха сцены, он уже никуда не денется. Я вообще считаю: чтобы чего-то добиться, надо целенаправленно бить в одно. Поэтому и пошел после актерского факультета во ВГИК - учиться на продюсера.

Так это же совсем другое!

Это то же самое. Вы не хотите давать мне эту роль? Вы меня в ней не видите? А я себя в ней вижу! Сам в своей студии сниму фильм и ее сыграю! Так было с моим первым продюсерским опытом - сериалом "Охотники за бриллиантами". Я увидел по телевизору документальную картину об этой истории, о том, как в 80-е годы ограбили вдову Алексея Толстого, и подумал: "Вот это сюжет! Вот бы фильм снять!" Носился с этой идеей несколько лет, обивал пороги - и все-таки сумел это сделать!

Знаете, вчера на съемочной площадке "Икарии" собрались замечательные ребята из разных театров. Я смотрел на них и думал: "Если бы я не был продюсером этого фильма, меня бы, наверное, не утвердили на эту роль..." (Смеется.) Они такие продвинутые, в хорошем смысле слова сумасшедшие, мне почему-то кажется, что я какой-то другой. Хотя, может, я просто взрослее...

А как вы перешли от занятий спортом к мысли, что хотите быть актером?

Да не было никаких мыслей, это все чистое стечение обстоятельств! После школы работал поваром в итальянском кафе "Собеседник" в Сургуте. А тогда в Сургуте проходил первый театральный фестиваль "Чайка". И в кафе пришла женщина, которая сегодня, царствие ей небесное, уже ушла в мир иной. Обстановка была расслабленная, наши звезды веселы - ну а что, хороший фестиваль, замечательный город! Вдруг вижу: на полу валяется кусок пиццы. Сделал замечание кому-то из гостей, мне ответили - и пошло-поехало. Дошло до того, что вызвали сотрудников ЧОПа из соседнего здания, чтобы перепалка не переросла в потасовку.

И вдруг эта женщина меня спрашивает: "А чем вы занимаетесь?" Я в сердцах отвечаю: "Да вот этим и занимаюсь: я готовлю - вы бросаете!" Она говорит: "А вы не хотите попробовать поступить на актерский в ГИТИС? Скоро здесь будут набирать курс для Сургутского театра".

А я вообще люблю всякие авантюры! Решил: почему бы и нет?! Подготовил басню, прозу, стихотворение, прихожу на экзамен, начинаю читать, а приемная комиссия меня останавливает: "Не надо!" - "Как не надо?! Я готовился!" - "Подождите. Вы повар? Расскажите рецепт пиццы". Набор вел Борис Голубовский вместе с Борисом Морозовым. Голубовский был старенький, плохо слышал и все переспрашивал. Ну я начал громко: "Берем тесто!" Голубовский: "Почему вы так кричите?" Я говорю: "Борис Гаврилович! Вы что-нибудь не то услышите, траванетесь, а потом скажете: абитуриент Новин виноват!" Приемная комиссия рассмеялась и отпустила меня.

В общем, поступил я легко. Горжусь тем, что окончил ГИТИС, люблю этот институт. Там очень домашняя атмосфера: студенты с разных курсов друг друга поддерживают, нет ревности, зависти.

Но так как это был набор для Сургутского театра, то вам пришлось вернуться домой. В Москве не хотелось остаться?

Наоборот, я очень хотел работать в Сургутском театре! И с удовольствием это делал, пока меня оттуда не выгнали. За драку.

Вы вспыльчивый человек?

Темпераментный. Я был безумно расстроен, считал, что это нечестно, потому что зачинщиком конфликта был не я. Сейчас-то, конечно, благодарен судьбе: если бы не это обстоятельство, поехал бы я в Москву? Не уверен.

В Москве поначалу было трудно?

Любому, кто приезжает в большой город, нелегко. Спортивная сумка, 340 рублей в кармане - это все, что у меня тогда было. С другой стороны, я был такой свободный, независимый! (Смеется.) Преподавал физкультуру в школе, работал грузчиком. Устроился дворником в один ДК, мне разрешили жить там в подвале. В пять часов надо было вставать, до девяти убирать, потом ехать на телевидение - параллельно я работал в программе "Жди меня", разбирал письма. Очень благодарен генеральному продюсеру этой передачи Сергею Анатольевичу Кушнереву, который туда меня устроил.

Познакомились мы с ним, кстати, на программе "Последний герой". Я ведь не только дворником работал, но и постоянно ездил на кастинги. Так попал в это шоу. Участвовал в нем дважды.

Интересный был опыт?

Уникальный. Такие приключения и испытания ты сам себе никогда не устроишь! Все было по-настоящему. Еды не было, только питьевая вода, и все участники очень скоро стали худыми, уставшими и безумно красивыми. Просто сияющими - и духовно, и физически. Помню, мы с певцом Ираклием Пирцхалавой лежим на пляже, он говорит: "Слушай, нас, наверное, сейчас снимают", а я понимаю, что даже встать не могу, нет сил. (Смеется.)

Одна из первых ваших заметных ролей в Москве - Керубино в спектакле Кирилла Серебренникова "Figaro. События одного дня". Как вы туда попали?

Пришел на кастинг. Серебренников меня спросил: "На гитаре играешь?" Я говорю: "Конечно! Утром, как встаю, - никакого завтрака, сразу же за гитару!" Он рассмеялся: "Ну ты нахал!" И взял меня. Пришлось действительно на­учиться играть. У нас с Юлей Пересильд там отличный дуэт: я - на электрогитаре, она - на ударной установке. А в Театре Наций моим первым спектаклем были "Рассказы Шукшина" - тоже прошел кастинг, у режиссера Алвиса Херманиса.

Сегодня вы играете в спектаклях режиссеров мировой величины - у того же Алвиса Херманиса, у Роберта Уилсона. Страшновато встречаться в работе с такими мастерами?

А с режиссерами вообще страшновато работать. Вот мы делали "Заводной апельсин" с Филиппом Григорьяном. Филипп - молодой, амбициозный режиссер. И мне в этой работе было так же страшно, как с Уилсоном. Может быть, это не страх, а ответственность. Очень хочется, чтобы получилось.

В "Заводном апельсине" ваш герой - Алекс, глава бандитской шайки. Хотели сыграть эту роль?

Я мечтал о ней, но не представлял себе, как можно поставить роман Энтони Берджесса. А Филипп очень интересно придумал - он вывел на сцену самого писателя и его жену, их играют Андрей Смоляков и Лена Морозова. Там ведь была трагическая история: когда жена Берджесса была беременна, ее изнасиловали четыре чернокожих дезертира, она потеряла ребенка и стала пить. А у самого Берджесса через некоторое время диагностировали опухоль мозга. Он понял, что умирает, и начал сочинять по два романа в год, в том числе написал "Заводной апельсин". И опухоль исчезла. Наверное, все самое страшное, что было в его жизни, он выплеснул в этот роман. И Алекс - воплощение этого негатива. Очень жесткая история.

Вы можете сформулировать свое жизненное кредо?

Пожалуй. У меня есть любимая цитата: "Я думал, что я несчастен без обуви, до той поры, пока не увидел человека без ног". Так что искренне считаю, что у меня и раньше все было хорошо, и сейчас все отлично!