касса +7 (495) 629 37 39
сегодня
19:00 / Основная сцена
сегодня
19:30 / Новое Пространство
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
Назад

В Театре наций выяснили, что мешает супругам иметь детей

Пьеса современного британского драматурга Дункана Макмиллана «Дыхание» давно снискала славу в Европе, как впрочем и другие его работы. Однако британца до сих пор не переводили на русский язык. И вот долгожданный прорыв переводчика Станислава Тадорского и режиссера Марата Гацалова.

На сцене Театра наций действуют всего два артиста: он — молодой мужчина, музыкант (актер Роман Шаляпин), она — зрелая дама, пишущая докторскую диссертацию (актриса Людмила Трошина). Спектакль рождается на глазах у зрителя — из затемнения появляется обнаженный герой. Забегая вперед, отмечу, что актеры еще не раз обнажатся на сцене. Прием не новый. Режиссеры Богомолов и Серебренников часто обращаются к красоте человеческого тела и вызывают тем самым массу споров об эстетике театра. У Гацалова это получается настолько естественно, что лишь сноб будет ворчать: «Опять голые на сцене...»

Действие пьесы происходит в разных локациях — в магазине, на улице, в машине, дома. Художник Ксения Перетрухина перенесла всё в современную квартиру. Белая стена, шкаф, холодильник, умывальник и туалет, ванная и стол. По мере развития сюжета актеры выстраивают в ряд сушильные доски, затем стулья с одеждой, а также ложки и тарелки на столе. То ли метафора прожитых дней, выстраивающихся один за другим. То ли череда конфликтов, которые преодолевают герои на пути к счастью.

Между тем на сцене персонажи почти не противоречат друг другу, хотя очень много говорят — монотонно, почти без пауз и смысловых акцентов: каждый в своем собственном пространстве. В какой-то момент чувствуешь, что однообразие утомляет, но затем втягиваешься и невольно начинаешь проводить параллели с собственным пониманием семьи и переживаниями по этому поводу.

Он и она хотят иметь детей, но слишком озабочены состоянием экологии. «Ребенок — это десять тысяч тонн углекислого газа». Ну а подгузники — «сотни вырубленных деревьев». Абсурд? Ни в коем случае. Часто в оправдание своих страхов люди готовы выдумывать и более нелепые доводы.

Наконец они решаются — она беременна. Но случается выкидыш. «Не пришел еще один потерянный человек в этот мир», — произносит героиня, еще не решившая плакать ей или вздохнуть с облегчением. А дальше — как у всех: скандалы, переживания, измена, расставание, редкие встречи и долгожданное чудо — женщина вновь беременна.

Оказывается, они по-прежнему нужны друг другу, а кому-то так и не повезло найти счастье в жизни. Ближе к концу спектакля действие уплотняется и летит с неимоверной скоростью к логическому завершению. Вырос ребенок, умер отец. Она — одна. Вновь обнажена в прямом и переносном смысле перед этим миром. Затемнение. Аплодисменты.

Марат Гацалов поставил парадоксальный, но очень своевременный спектакль о том, что жизнь должна идти своим чередом. Ее этапы — рождение, взросление, любовь, появление детей, зрелость, старение, смерть — абсолютно естественны и регламентируются только природой. Ну а тот, кто пытается оспорить этот процесс, в итоге теряет драгоценное время. Если экологи в нужный момент не произведут на свет наследников, кто же примет у них эстафету по соблюдению баланса углекислого газа?