касса +7 (495) 629 37 39
сегодня
20:00 / Малая сцена
завтра
20:00 / Малая сцена
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
Назад

Зеленый газончик, аккуратный заборчик, просторный дом с неисчисляемым количеством книжек, расставленных по цветам их корешков. На лужайке стол с нарядной скатертью и стулья. Казалось бы, перед нами идеальное убранство идеального дома идеальной семьи. Жена всячески угождает супругу, накрывает на стол, муж спокойно читает газету и наслаждается чаем. Еще и музыка играет соответствующая: такая добродушная и умиротворенная (The Spaniels – Good night, Sweet heart). Но есть во всем этом что-то подозрительное. Словно все ненастоящее, как в сказке, будто мираж.

Иллюзорная идеальность этого мирка рассеивается уже в самом начале спектакля. «Заводной апельсин» режиссера Филиппа Григорьяна рассеивает вообще многие иллюзии. Эта постановка показывает, насколько несовершенен мир, который казался нам таким прекрасным в детстве, и доказывает, что даже в самых благоприятных условиях может вырасти моральное чудовище.

В то время как главный герой – писатель (Андрей Смоляков) – стучит пальцами по печатной машинке, его Жену (Елена Морозова) насилует подросток прямо у дверей дома. Так мы знакомимся с Алексом Реальным (Антон Еськин) – виновником всех бед. Помнится, одноименная книга английского писателя Энтони Берджесса была посвящена именно ему. Однако в интерпретации Ильи Кухаренко и Филиппа Григорьяна ключевой фигурой является автор книги и его судьба. Есть в нем что-то и от Ф. Александра из романа Берджесса, есть что-то и от самого Энтони. Режиссер, воплотивший «Заводной апельсин» на сцене, собрал этот спектакль по крупицам, позаимствованным и из биографии автора романа, и из его книги, и из одноименного фильма Стэнли Кубрика. Кстати, Писатель и его Жена по задумке этого спектакля еще и родители Алекса. Правда лишь в нескольких сценах, когда их чадо возвращается из тюрьмы в их внешне идеальный мирок.

На сцене с высоким профессионализмом разыгрывается история о том, как обыкновенный человек сталкивается со злом. В канву сюжета встроена личная история Энтони Берджесса, которая подтолкнула его к написанию своего гениального романа. Когда жену жестоко насилуют дезертиры, когда лишаешься ребенка еще до его рождения, когда не можешь помочь любимой женщине, потому что служишь родине, которая ее не может защитить… Когда теряешь родного человека и узнаешь, что жить остается каких-то 8 месяцев. Тогда и рождается произведение, полное ненависти, боли и злобы. На общество, на государство, на весь мир.

В своем четвертом спектакле, поставленном на сцене Театра Наций, Григорьян создал драматический перформанс, который вызывает у зрителей болезненные ощущения. Хотя в постановке нет сцены, в которой Алекса «лечат» просмотром фильмов о насилии, сидящим в зрительном зале вспоминается именно она. Кажется, что 2 часа без антракта смотришь на то, что должно отвернуть от насилия на всю оставшуюся жизнь. Истошные крики, разрывающаяся одежда, разлетающиеся предметы интерьера… Создатели «Заводного апельсина» очень точно передали негативные эмоции героев. Все вокруг просто взрывалось: домашний пирог, шкафы, свеженаписанная книга, язык.

Пожалуй, произвести какие-либо извращенные изменения языка было самым сложным. В своем романе Энтони Берджесс использует «надсад» – арго «надцатилетних» (язык, состоящий из написанных латиницей русских слов, который появился после поездки Берджесса в Ленинград и знакомства с местными стилягами), таким образом читатель словно спотыкается на непривычных ему словах и напрягается, чтобы их понять. В новом спектакле помощником в экспериментах с русским языком послужил Google translate. В некоторых сценах актеры читали такую несвязную «тарабарщину», что понять их речь не представлялось возможным! Но ведь смысл театрального действа далеко не всегда в словах. Он в энергетике, которую несут в себе артисты, а ее в спектакле более чем достаточно.

Особенно поражает образ Алекса Воображаемого (Александр Новин), который появляется в черных кожаных доспехах, таких же сапогах на каблуках и шлеме с перьями. В руках у него меч, а глаза горят красными огоньками. Его голос то грозен, то жалок, то страшен, то несчастен. Он меняется в зависимости от действий героя, который, в свою очередь то угрожает окружающим, то буквально сходит с ума в поисках любимой пластинки с 9-й симфонией Людвига вана Бетховена.

Мир несправедлив, жесток и полон насилия. В одном из монологов Писатель сравнивает Земной шар с крутящимся пахнущим грязью апельсином. Увы, часто снимая розовые очки, мы разочаровываемся в жизни, в людях, в себе. Хотя хочется верить в лучшее, спектакль предупреждает, что всегда нужно быть готовым к худшему, ведь кто знает, куда, кого и как заведет жизнь.