касса +7 (495) 629 37 39
завтра
20:00 / Малая сцена
30 ноя
19:00 / Основная сцена
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
Назад

В Петербурге подходят к концу гастроли московского Театра Наций, пожалуй, наиболее современного и разнопланового театра столице. В этот раз городу на Неве повезло: художественный руководитель Евгений Миронов привез практически одни премьеры, которые за год показов в Москве стали по-настоящему культовыми. Одной из самых долгожданных постановок стала работа режиссера Ильи Ротенберга «Жанна», поставленная по пьесе Ярославы Пулинович «Дальше будет новый день» специально для одной из самых востребованных российских актрис литовского происхождения Ингеборги Дапкунайте. Спектакль дважды, 24 и 25 апреля, прошел на Новой сцене Александринского театра, и собрал колоссальные аншлаги и вызвал шквал аплодисментов прекрасной Ингеборге Дапкунайте. Крайне популярная на западной сцене, но в российском театре до этого времени не слишком востребованная, актриса нашла для себя чистый экспериментальный проект. Дапкунайте высоко ценит и Евгения Миронова, и его театр, поэтому согласилась на постановку недавнего выпускника ГИТИСа Ильи Ротенберга.

Ингеборга Дапкунайте говорит: «Пулинович уже давно ставят не только в России, но и в Европе. Впервые я услышала это имя в Лондоне от драматурга Тома Стоппарда». И она абсолютно права: Ярослава Пулинович, ученица Николая Коляды, – сейчас достаточно модный и, что главное, думающий драматург. В качестве примера новой драмы, ее пьеса очень удачна, поскольку в ней есть и комедия, трагифарс, и мелодрама. По просьбе режиссера Ильи Ротенберга, Пулинович специально переписала финал и переделала некоторые сцены, сделав спектакль более жестким и угловатым по форме, и этот эксперимент в Москве имел успех, да такой сильный, что билеты на него не достать уже за месяц. «Жанна» получилась остроумным и точным спектаклем, чьи персонажи виртуозно списаны с современной жизни.

На это настроение откликаются оформление и декорации постановки. Как часто бывает в современной драме, пространство сцены лишено кулис, а действие начинается еще до захода зрителей в зал. На сцене воспроизведена обстановка квартиры, где живет очень занятой, обеспеченный и одинокий человек, без привязки к конкретному полу (художник Полина Гришина). Все очень стильно, модно и как-то стерильно, во всем преобладает хайтек. Квартира в своем наполнении трансформер, где кровать превращается в гроб, а сцена делится на два мира, то соединяющихся, то расходящихся в сознании Жанны (ее собственное жилище и малогабаритная съемная квартира ее бывшего любовника и его беременной пассии).

Эта история рассказывает о Жанне Георгиевне, женщине, сумевший с нуля построить обширную бизнес-империю, берущую начало с продажи псевдоамериканских макарон в девяностые годы. Жанна знала в жизни и много горя, и предательство, и любовь (хоть в сценическом варианте пьесы эта линия не развивается), но сумела все преодолеть и достичь фантастических материальных благ, но лишившись при этом простых человеческих ценностей. Для Жанны не осталось ничего святого, хотя она вовсе не выглядит бездушной куклой. Напротив, сквозь этот образ видится человечность, эта стильная дама обладает и чувством юмора, и самоконтролем, и железной волей. Ее несчастная натура особенно трагично проявляется, когда из кокетливой возлюбленной-мамочки она, разом постарев лет на пятнадцать, превращается в начальницу с портфелем, для которой не важна ни любовь к детям, ни, как бы парадоксально не было, любовь к мужчине. Жанна маскирует заботу и стремится к тотальному контролю. А когда понимает, что заблуждается и совершает ошибку, не умеет быть нежной и гибкой.

В отношениях с предавшим ее жиголо Андреем (Александр Новин), Жанна достаточно предсказуема: бизнесвумен с легкостью дает «волчий билет» и коверкает человеческую судьбу. Однако лучше всего характер героини обнажается в ее обращении с коллегами. Удивительно, в свои пятьдесят лет Жанна не завидует молодым сотрудницам, они лишь желает переделать их на свой лад, а вот в отношениях со сверстником, директором фирмы-партнера Виталием Аркадьевичем, иронично и точно исполненным Андреем Фоминым, эпичность ее судьбы выглядит еще более нелепо. Он «всего лишь» на несколько миллионов беднее ее, поит Жанну водкой, искренне танцует под «Еще не вечер» Лаймы Вайкуле, да и засыпает, и все это вместо того, «чтобы делом заняться». И, главное, о дочке Вареньке рассказывает — она является для него светом в окошке, смыслом жизни, а вовсе не перспективной интрижкой с коллегой.

Для Жанны это совершенно непонятно. Не имеющая детей, она волной ненависти и презрения окатывает могильную плиту своего отца, словно проклятья бросая на нее кроваво-красные гвоздики. Человека, который предал ее и мамочку много лет назад, простить она не в состоянии. Примерно также Жанна поступает и с семьей своего любовника: отчаявшийся Андрей приводит молоденькую жену вместе с новорожденным сыном в дом к Жанне, а та, от маленькой тлеющей искорки разжигающая внутри себя огонь любви к маленькому Дмитрию, за благородным поступком скрывает эгоизм и одиночество. Жизнь закалила стальную броню ее сердца, и нежная женщина превратилась в амазонку, сверхчеловека, готового запросто решать судьбы других.