касса +7 (495) 629 37 39
28 июн
19:00 / Основная сцена
29 июн
19:00 / Основная сцена
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
В связи с профилактическими работами продажи будут приостановлены с 20:00 до 24:00
Назад

«Мечтаю прогуливаться по Большой Дмитровке и смотреть по сторонам: по правую руку — Большой, там идет спектакль Франдетти, дальше — Театр оперетты, там идет спектакль Франдетти. По левую руку — МХТ, там спектакль Франдетти, Театр Станиславского, там спектакль Франдетти. Наконец, Театр Наций, и там тоже идет спектакль Франдетти», — любит повторять мой агент. Работаю над тем, чтоб сказку сделать былью", — смеется Алексей Франдетти.

За плечами 34-летного режиссера — аншлаговые постановки практически во всех крупных театрах страны — от «Гордости и предубеждения» в МХТ и «Суини Тодда» в Театре на Таганке до «Рождества О. Генри» в Театре Пушкина и «Микадо, или Город Титипу» в екатеринбургской Музкомедии. А еще — «Золотая маска» за режиссуру в 2016-м и 11 номинаций на «Золотую маску» в 2018-м, причем в двух важнейших категориях — режиссер мюзикла и музыкальный спектакль — он соревнуется сам с собой. Что неудивительно: Франдетти — локомотив российского музыкального театра; во многом его стараниями слово «мюзикл» перестало быть уничижительным.

Пробой пера было «Пробуждение весны»: его Франдетти срежиссировал в 2013 году на пару с Кириллом Серебренниковым, а права на постановку он, ведомый романтическими устремлениями, купил на Бродвее за свой счет. Спектакль о подростковой запретной любви российский зритель не понял: для завсегдатаев «Гоголь-центра» оказалось слишком музыкально, для поклонников мюзикла — чересчур сложно. Но Алексея, выпускника актерского факультета ВГИКа, активно снимавшегося в кино (чего стоят одни только роли в «Царе» Лунгина и «Зимнем пути» Тарамаева), заметили — и завертелось. Худруки, чтобы заполнить музыкальную брешь в репертуаре, шли к Франдетти; к тем, кто не мог решиться, шел он сам. Отчасти глубокая, на грани безумия страсть к музыкальному театру — история про гештальты. В 2004-м Алексей должен был сыграть главную роль в «Ромео и Джульетте» Театра оперетты, но, как и его партнерша Аня Чиповская, на сцену так и не вышел. «Зато мюзиклом заболел — всерьез и надолго». По иронии судьбы в следующем сезоне Франдетти таки вернется в Оперетту — сделать музыкальную комедию. «Гештальт закрылся». Закроется скоро и еще один: Франдетти ставит в Театре Наций мюзикл по фильму «Стиляги» 2008 года. «У Тодоровского тогда снялись все мои однокурсники. Все, кроме меня —человека, испытывающего невероятную любовь к жанру, — смеется Алексей. — Впрочем, сейчас я прекрасно понимаю Валерия Петровича и сам отбраковываю анкеты артистов с восточной внешностью — для них просто нет ролей".

Чуть раньше состоится другая премьера: в марте екатеринбуржцы увидят концертную версию «Эвиты». «Формат семистейдж — спектакля с мизансценами, танцами, костюмами и оркестром, но без «родных» декораций — популярен во всем мире, и мне очень нравится развивать его в России: хочется познакомить с легендарными спектаклями как можно больше людей", — объясняет Алексей. В прошлом январе он уже поставил в концертном исполнении оперу Россини «Путешествие в Реймс» на Исторической сцене Большого театра; этой осенью там же пройдет еще одна.

Недоброжелатели называют Франдетти конъюнктурщиком, завистники — баловнем судьбы, умеющим оказаться в нужный момент в нужном месте. «У тебя блистательные деловые способности, — подколол меня как-то коллега. —Ты можешь что угодно впихнуть куда угодно». Несмотря на то что Алексей действительно умеет быть напористым, оправдывать везением тотальную франдеттизацию российского музыкального театра неверно: людей, настолько горящих своим делом, еще поискать. «Я работаю на работе, на отдыхе, ночью — просто потому, что это доставляет невероятное удовольствие. К тому же я не лукавлю, говоря, что нахожусь в самом начале пути: многого не умею, многого не знаю. И хочу всему этому научиться. Так что, если и есть тут момент везения, стараюсь оправдывать его пахотой и самообразованием. Как говорит моя бабушка, знания, которые не пополняются, убывают». Пахать Франдетти предпочитает не только за режиссерским пультом, но и в полях: не так давно отучился на курсах в Лондоне, этим летом планирует побывать в лагере Роберта Уилсона — помимо постижения профессиональных премудростей студенты тут строят дома, сажают огороды, рубят дрова. В общем, получают уроки и режиссуры, и смирения.

Еще один важный пункт летней программы — съемки первого полнометражного фильма. Естественно, музыкального. «Надоело жаловаться: того в России нет, сего нет. Если чего-то нет, значит, нужно брать и делать! Точно так же, поняв, что моим проектам не хватает крепких «синтетических» актеров, которые могут делать все, я пошел воспитывать их на курс Лики Руллы в ГИТИСе». «Счастье мое» — масштабный проект, придуманный самим Франдетти, записанный драматургом Сашей Денисовой и спродюсированный командой «Хорошего мальчика». «Это красивая история про концертную бригаду во время Великой Отечественной войны, рассказанная песнями того времени. Надеемся влить новую кровь в жанр музыкального кино, который в России, увы, практически умер». Возвращаться к актерству Алексей не планирует. «После «Зимнего пути» я понял: такой штучный, талантливо рожденный сценарий мне попадется ох как не скоро. И пока я могу позволить себе не играть гастарбайтеров
во второсортных сериалах, предпочту этого не делать. Да и режиссеров, с которыми хотелось бы поработать, всего три — один из них под домашним арестом. Артист режиссеру должен доверять, а у меня с этим проблемы».

Актерам приходится доверять режиссеру Франдетти на все сто — спектакли он ставит по бродвейской системе
за шесть недель. «Я заточен на результат: муки творчества — на кухне; на площадке нет времени на ошибки. Так что артист для меня — исполнитель, а не сотворец». Несмотря на всю эпатажность заявления, объясняется оно отнюдь не манией величия. «У каждого своя зона ответственности. Рассчитывать, что ты выедешь на фантазии другого человека, — непрофессионально. К тому же жанр, которым я занимаюсь, не из дешевых. Позволить себе сделать спектакль из ничего я не могу: самое дорогое, что у меня есть на сегодняшний день, — это моя репутация». ¦