касса +7 (495) 629 37 39
сегодня
19:00 / Основная сцена
сегодня
20:00 / Малая сцена
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
В связи с профилактическими работами продажи будут приостановлены с 20:00 до 24:00
Назад

В Барнауле прошла лаборатория по современной драматургии Государственного театра наций (Москва). Ее участниками стали четыре режиссера из Москвы и Санкт-Петербурга и три алтайских драматических театра. Целей было две: актерский тренинг по сценической речи и сцендвижению и выпуск четырех эскизов спектаклей, которые создавались с нуля за четыре-пять дней. Из-за пандемии билеты на показы не продавались, а зрителями стали сотрудники театров и студенты творческих вузов. Они же после спектаклей обсуждали увиденное и голосовали: продолжить работу или «забыть, как страшный сон».

Вечеринка или поминки?

На импровизированной сцене – огромные мухоморы, под сенью которых музицируют, поют и курят кальян молодые люди. Вокруг барабан, гитара, синтезатор и детские санки. Вечеринка идет давно, и все немного устали. Так начинается спектакль-эскиз «КЯППК» (или «Как я простил прапорщика Кувшинова»), поставленный режиссером Кириллом Вытоптовым с артистами краевого театра драмы им. В.М. Шукшина по пьесе Ивана Антонова. Антонов – музыкант, пьеса – дебютная, а история мужского кризиса среднего возраста превратилась в «песню в четырех куплетах и трех припевах». Режиссер Вытоптов предупредил публику: «Ничему не удивляйтесь. Возможно, что одного персонажа играют несколько человек». Действительно, главного героя – 37-летнего музыканта Толика играли Дмитрий Плеханов и Максим Пивнев. Жену Люду, от которой он уходит в самом начале, – аж семь молодых актрис краевой драмы. Сцена их скандала проигрывалась, кажется, четырежды, и всякий раз по-новому. Расставшись с женой-менеджером и завязав с музыкой, Толик идет работать в такси. А потом и вовсе едет в Воронеж – пить и мстить прапорщику Кувшинову. Давно, когда Толик служил, тот разбил его гитару, и эта обида не забылась. Еще у Толика умер отец и теперь все время ему снится. Впрочем, Толик тоже в конце погибает в пьяной драке со случайными попутчиками. Зрители приняли эскиз единодушно доброжелательно и увидели в нем щемящее одиночество и жизненный тупик, невысказанную нежность и любовь к родителям, инфантильность, ностальгию, а еще замечательную музыкальность барнаульских артистов, импровизацию и свободу.

– Где я, на поминках? – задавалась вопросом педагог и режиссер Анна Вахрамеева. – Удача этой работы в том, что я услышала современного человека в таком подвешенном состоянии между жизнью и смертью.

Зачем ходить в театр

Зато эскиз «Когти в печень» питерского режиссера Ярослава Рахманина с артистами Бийского драмтеатра расколол публику на два лагеря. Одноименная пьеса Юрия Клавдиева (автора сценариев к сериалу «Школа» и фильму «Все умрут, а я останусь» Валерии Гай Германики) превратилась в жесткий, но остроумный черно-белый комикс. По сюжету в доме-интернате гаснет свет, а когда вновь загорается, наружу вылезают постыдные тайны педагогов, перепачканных мелом. Как сказал арт-директор лаборатории, известный театральный критик Олег Лоевский, сюжет был взят из жизни: дети в интернате сделали своему другу инвалидную коляску, о ней написали СМИ, их пригласили на выставку. Но вместо детей поехали педагоги, которые по пьяни сломали коляску, а мальчику сказали, что она попала в аварию. В пьесе дети начали мстить, а учителя проявили себя по-разному. Одни зрители увидели в этом правду жизни, другие – политическую подоплеку и чернуху. – Здесь нет вообще ничего живого. В театр мы ходим, чтобы чему-то научиться, размышлять. Зачем нам такой театр? Это не художественное преображение! – возмущалась барнаульский театральный педагог. – Чем примечательно сегодняшнее обсуждение: оно обнажило, чего мы ждем, когда идем в театр, – заметил Лоевский. – Есть такое «культурное» посещение театра – «сделайте мне красивую жизнь». И оно имеет право на существование… Но театр не может ничему научить. Он говорит о добре и учит добру. И где добро? Все знают правила дорожного движения, но сколько человек их нарушает? Это вопрос не добра и зла, а серьезной внутренней ответственности и нравственной работы.

Главное – процесс

Бийчане, кажется, стали главным открытием лаборатории. Директор городского драмтеатра Ольга Малявина напомнила «АП», что год назад Театр наций уже проводил в Бийске свою лабораторию: – Нам безумно понравилось. Самое ценное – возможность попробовать современную драматургию и познакомиться в работе с новыми режиссерами. В прошлый раз к нам приезжали Алексей Забегин и Георгий Цнобиладзе, и мы захотели сотрудничать с ними обоими. Георгий уже поставил у нас «Хануму», Алексей приедет в следующем году. Сейчас смотрим других режиссеров: а вдруг? (Улыбается.) Пользуемся всеми возможностями, впитываем как можно больше. В этот раз ученик Льва Додина Георгий Цнобиладзе работал с артистами краевого театра драмы над эскизом по сентиментальной пьесе Ксении Драгунской «Дождись дождя». Зрителей усадили на поворотный круг основной сцены театра, а действие происходило вокруг них на поворотном кольце, по которому житель московского многоквартирного дома по прозвищу Старина (Константин Кольцов) бегал в поисках той, чье платье унесло ветром с балкона во время урагана. Круг и кольцо почти все время плавно вращались, а обычные квартиры, в которых пытались выговориться и справиться с одиночеством потерянные герои пьесы, проплывали перед глазами, как на карусели. – Выпуск спектакля всегда нервное потрясение, а лаборатория – способ тренировать этот стресс, – признался нам Цнобиладзе. – Когда выпускаешь спектакль, предполагается, что у тебя нет права на ошибку. А лаборатория – это работа для себя, для артистов, для театра – внутренняя. Можно брать новые ходы, формы. Попробовать пьесу, которую ты бы в жизни не взял, если бы не заставили, как было сейчас. Но вдруг оказывается, что в ней что-то есть, даже интереснее, чем «Гамлет», которого ты всегда хотел поставить. Участники лаборатории говорят, что дальнейшая жизнь эскизов зависит от многих обстоятельств. Бывает, что «черновик» становится спектаклем и живет на сцене много лет, но иногда при попытке его доработать все рассыпается. – Меня интересует не результат, а процесс, а он нескончаем, – резюмирует критик Олег Лоевский. – Это процесс освоения профессии, включения неизвестного репертуара, знакомства с новыми режиссерами. Да, наша лаборатория ничего, кроме стресса, с собой не привозит. Но этот стресс продуктивный, он дает свободу и возможность не бояться. А результаты – внутри этих людей.

Мнения

Ольга Синеокая, актриса Рубцовского драматического театра: – Благодаря лаборатории мы попали в такие университеты! Особенно наша молодежь. Я вижу, как она на глазах меняется на сцене и в жизни, и это навсегда.

Галина Зорина, актриса краевого театра драмы им. В.М. Шукшина: – Было ощущение, что мы увидели не эскизы, а полноценные работы. Открываются новые формы, новые пространства. Мы и не предполагали, что можно играть спектакли в нашем фойе. Это был праздник, новый взгляд на своих партнеров и очень важный опыт.

Юрий Пашинин, актер Бийского драматического театра: – Лаборатория принесла массу новых сведений, несмотря на большущий опыт за плечами: как работать над собой, как себя разминать. И все давалось с огромным трудом. Актеры – люди ленивые, но когда все это проходишь, хочется работать и жить.

Лаборатория прошла при поддержке Министерства культуры РФ.