касса +7 (495) 629 37 39
сегодня
19:00 / Основная сцена
сегодня
20:00 / Малая сцена
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
Назад

В преддверии апрельской премьеры «Му-Му» в Театре наций, «Театрал» задал несколько вопросов режиссеру Дмитрию КРЫМОВУ. 

- Дмитрий Анатольевич, «Му-Му» для Театра наций вы тоже сами написали, как «Ромео и Джульету» в Школе драматического искусства?
- Да. Некоторый текст Тургенева там есть, но сюжет – я сам написал. Но вообще, всегда трудно говорить про предстоящий спектакль… Пока там все еще «на живую нитку».

- Идея постановки возникла в связи с 200-летием Тургенева, которое отмечается в этом году?
- Ну, нет, конечно. Про юбилей я узнал уже в процессе… Наоборот, я этого побаиваюсь.

- Как появилась идея «Му-Му»?
- У нас в театре, в Школе драматического искусства, мы придумали такой цикл для детей. Мы сделали «Евгения Онегина», «Мертвые души». Это такой своего рода разговор с детьми. Мне хотелось с ними сесть и поговорить. «Знаешь, Петя, я мало что понимаю в «Онегине», ты – тем более. Давай я расскажу тебе то, что я понимаю, а потом ты спросишь у мамы-папы, а потом ты придешь на наши следующие спектакли и мы еще поговорим». Это какой-то хороший разговор, который в моем представлении, и должен быть с десятилетними людьми, но который, насколько я наблюдаю, довольно редко происходит. А если такое встречается, то я завидую, потому что, когда моему сыну было десять лет, наверное, я не смог с ним так говорить, все спешил куда-то. Во всяком случае, мечта всегда больше, чем реальность. И мне сейчас захотелось это восполнить. Так вот, когда мы думали, что следующее ставить, то один из вариантов был – Тургенев.  Может быть, тогда я об этом и задумался…

- А кто у вас играет в  Театре наций?
- Алексей Вертков играет охотника, Маша Смольникова – Муму, наша новая актриса Лиза Юрьева - Полину Виардо, Инна Сухорецкая играет помощника режиссера, Алина Ходживанова - польскую актрису, которая репетирует в соседнем зале, где одновременно с нашим спектаклем идет репетиция. Егор Карамышев играет помощника режиссера польского спектакля. Костя Муханов, который в «Безприданнице» играет Кнурова, а в «Поздней любви» - Лебядкину, здесь играет Герасима. В очередь с ним эту роль играет Дмитрий Журавлев.  Вот, пожалуй, и все.  Художник спектакля – Валя Останькович.

- Вы одновременно репетируете в двух театрах – утром идете в один, а вечером – в другой?
- Нет, такой режим я выдержал только 20 дней…

- Почему вы пригласили в спектакль именно Верткова?
- Я искал человека, который стоял бы на голых досках пола бывшего театра Корша и спросил бы бы: «А вы знаете, что удивительно приятное занятие — лежать на спине в лесу и глядеть вверх? Вам кажется, что вы смотрите в бездонное море, что оно широко расстилается под вами, что деревья не поднимаются от земли, но, словно корни огромных растений...»  И сказал бы это так, чтоб я ему поверил. А Вертков - он какой-то «корневой». От этих досок, от этих сучков, от этих проводов, торчащих из-под пола…

-  Вам нужна помощь актеров в придумывании «рисунка» спектакля?
- Если актер становится помощником в придумывании – иногда это бывает – это замечательно. Я жду этого. Но бывают разные люди. Могут быть очень хорошие артисты, которые на это не очень способны. В человеке должен быть какой-то еще другой «ген», или «чип». И это не зависит от того, какой артист. Но на репетиции же присутствует несколько артистов, у кого-то этот чип срабатывает. Если этот механизм в компании вообще не заводится, я удручен. На днях я пришел с репетиции домой и думаю, почему у меня такое хорошее настроение, хотя ничего экстраординарного вроде не случилось? А потом сообразил: актеры придумали за меня следующий шаг!