касса +7 (495) 629 37 39
сегодня
13:00 / Новое Пространство. Страстной бульвар, д.12, стр.2
сегодня
16:00 / Новое Пространство. Страстной бульвар, д.12, стр.2
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
В связи с профилактическими работами продажи будут приостановлены с 20:00 до 24:00
Назад

Театр Наций при содействии Министерства культуры РФ в рамках программы по поддержке театров малых городов России провел последнюю в 2020 году лабораторию по современной драматургии в Мытищинском театре «ФЭСТ». Для работы над эскизами спектаклей пригласили молодых московских режиссеров, представляющих разные театральные школы: Андрея Цисарука, воспитанника Театрального института имени М.С.Щепкина, а затем режиссерской Мастерской Иосифа Райхельгауза в ГИТИСе, и ставящего в Малом театре; Юрия Квятковского – выпускника Школы-студии МХАТ (курс Дмитрия Брусникина), одного из основателей независимой творческой группы «Le Cirque de Charles La Tannes», ныне возглавляющего «Росгосцирк», и Александра Плотникова – ученика Камы Гинкаса по ВШСИ Константина Райкина. У каждого из режиссеров имеются за плечами постановки на профессиональной сцене, плюс опыт спринтерского лабораторного формата.

Из шестидесяти предложенных организаторами лаборатории пьес «ФЭСТ» выбрал достаточно радикальные тексты – «Алдар» Олжаса Жанайдарова, «Пьяные» Ивана Вырыпаева и «Дождись дождя» Ксении Драгунской, в которых (пользуясь терминологией Нины Заречной) «мало действия, одна только читка». Развернутые ремарки в пьесе Драгунской – великолепные описания, столь же поэтичные, сколь ироничные. Саркастичные, яркие, окрашенные невеселым юмором, они содержат куда больше информации, чем непосредственно диалоги героев – одиноких обитателей многоквартирного дома, всякий – со своим оттенком глубокого сиротства. Постановщик эскиза Андрей Цисарук не стал озвучивать ремарки. Он возвысил бытовые разговоры персонажей, заполняющих душевные пустоты бессмысленной болтовней. Каждому артисту он дал «крупный план», высветив скрытую (у кого цинизмом, у кого грубостью, у кого растерянностью) внутреннюю сущность персонажа, оставляя надежду на… радугу после дождя. Пусть даже в виде коряво выведенной одной из героинь надписи на полу. «Алдар» и «Пьяные» – более жесткие авторские высказывания, чем лирическая реплика Драгунской. Тем не менее и здесь постановщики эскизов приподнимают события пьесы если не на котурны, то на пуанты, устремляя ввысь твердо стоящее на земле действие.

Беспросветную, почти документальную историю об адвокате Алдаре – бесстрашном и бескорыстном защитнике бесправных мигрантов (при первом же давлении на них со стороны представителей полиции, предающих своего заступника) Александр Плотников облек в форму театрального сказа. Алдар здесь напоминает Ходжу Насреддина, балансируя на стыке характеров плутоватого народного мудреца и современного молодого юриста. Двойственность сопутствует всему эскизу, где параллельно сосуществуют грубая реальность и идиллический мир несбыточных мечтаний. Плотников транслирует на экран кадры инквизиторского допроса Алдара в полиции, а на сцене тем временем происходит дружеское чаепитие в лучших традициях Востока. Подобные буколические сценки сопутствуют и другим брутальным эпизодам. Финал режиссер, однако, решает жестко. У Жанайдарова искалеченный герой, выйдя из СИЗО, продолжает свою правозащитную деятельность. В эскизе же – мобильный Алдара не отвечает. И вряд ли когда-нибудь ответит. Реальность безоговорочно победила иллюзии.

«Пьяные», где люди не прячут свои подлинные чувства, а наоборот вываливают их на любого, готового слушать нетрезвые откровения, выпали на долю Юрия Квятковского – самого опытного из трех режиссеров, неоднократного номинанта на премию «Золотая Маска». Исповедальные монологи и подогретые алкогольными парами споры героев, на которых строится пьеса Вырыпаева, здесь получают почти поэтическое звучание. Положенные на музыку, они представляют собой нечто среднее между мелодекламацией и рэпом. Монотонные слова точно выражают душевное состояние героев. Пронзительное, внешне скупое существование актеров определяет не только сдержанность интонаций, но и лаконичная сценография. Все происходит на помосте, представляющем собой огромную «всемирную» кровать, на которой спит человечество, просыпающееся только ради того, чтобы выпить и высказаться по поводу современного мира. Слаженная команда исполнителей прекрасно справляется с непростыми задачами. Впрочем, так можно сказать обо всех участниках проекта, отмеченного отличными актерскими работами. В Театре «ФЭСТ» – удивительно мобильная и профессионально гибкая труппа.