касса +7 (495) 629 37 39
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
В связи с профилактическими работами продажи будут приостановлены с 20:00 до 24:00
Назад

В 1889 году в Копенгагене случился театральный скандал: в клубе местного студенческого союза сыграли премьеру пьесы шведа Августа Стриндберга „Фрекен Жюли”. Героиню, падшую аристократку Жюли, ставшую на одну ночь любовницей лакея (которого она отбила у кухарки), играла Сири фон Эссен — жена драматурга (которую Стриндберг, в свою очередь, отбил у приятеля-аристократа). Представление, как писали газеты, прошло неудачно. А пьесу, в которой драматург слишком подробно описывал взаимоотношения полов, не брезгуя даже такими подробностями, как критические дни героини, тут же запретила цензура. В Швеции она оставалась под запретом до 1906 года.

Полагая по опыту, что счастливых любовных сюжетов не бывает (его собственная женитьба на Сири превратила возвышенную любовь в невыносимый брак), Стриндберг изобразил Жюли как несчастное, изломанное и слегка андрогинное существо, тщетно пытающееся сравняться с мужчиной,- героиня гибнет, не выдержав этого соревнования.

Выбрав „Фрекен Жюли” для своей первой постановки с российскими актерами, Томас Остермайер, 43-летний руководитель берлинского театра „Шаубюне”, радикал и экспериментатор, превращающий любую классику в остросоциальную драму, продолжил одну из своих главных тем — „женщина в современном мире”. Работу над пьесой Стриндберга он начал с того, что заказал новую версию текста драматургу Михаилу Дурненкову. Так что действие его „Фрекен Жюли” происходит в сегодняшней России, герои пересыпают речь характерными жаргонными словечками, а пропасть, которая отделяет Жюли от лакея и кухарки, служащих в доме ее отца, типична для новой России, где социальных лифтов нет и в помине.

Социальное неравенство героев помножится на яростную войну полов — тема, которую всю жизнь исследовал Август Стриндберг, с давних пор привлекает и Остермайера. В 2004-м, на фестивале NET, во время первого знакомства немецкого режиссера с российской публикой, Москва увидела его „Нору” по „Кукольному дому” Ибсена и „Концерт по заявкам” — один вечер из жизни нашей современницы, сыгранный без единого слова. В обоих спектаклях блистала изумительная Анн Киссмер. Оба были вариантами расплаты за женскую независимость. Действие „Норы” происходило в доме адвоката Хельмера, оформленном по последней дизайнерской моде. Отношения супруги выясняли тоже по-новому: испугавшись за свою деловую репутацию, Хельмер плевал жене в лицо, а в финале Нора не только покидала мужа (так у Ибсена), но и расстреливала его в упор. „Концерт по заявкам” воспринимался как сиквел „Норы”: достигнув желанной независимости, героиня проводила вечер в привычном одиночестве — ужинала, садилась за компьютер, слушала по радио концерт, мучительно ворочалась в постели. А потом опрокидывала в рот пузырек с таблетками и запивала шампанским. ..

Нет сомнений, что Остермайер предельно обострит конфликт и на этот раз. Тем более что в Театре наций ему досталось трио фантастических артистов: Чулпан Хаматова (Жюли), Юлия Пересильд (Кристина) и Евгений Миронов (Жан). Подробности их игры хранятся в строжайшей тайне. Зато известно, что давний соавтор Остермайера художник Ян Паппельбаум превратит сцену Театра наций (это, кстати, первый спектакль, который выпускается на ней после ремонта) в подобие современной кухни, оснащенной всеми техническими новинками. И пока кухарка Кристина, самый немногословный персонаж пьесы, будет готовить что-то нестерпимо ароматное, превращая действие в пародию на кулинарное телешоу, герои — с тою же степенью достоверности — станут вести извечную войну между мужчиной и женщиной. Вернее, между нахрапистым хамоватым лакеем и утонченной феминисткой. Ни о какой благополучной развязке, конечно, и речи быть не может. Впрочем, кто знает, может, Остермайер и на сей раз перепишет финал, заменив самоубийство героини чем-то, чего заранее и не придумать. Но удовольствие зрителя ждет несомненное: во-первых, от встречи с уникальным режиссером и с не менее мощными актерскими индивидуальностями. А во-вторых, от редкого на нашей сцене уровня постановочной культуры, ведь Томас Остермайер привез с собой не только художника, но и мастеров по свету, звуку, видео и т. д.