касса +7 (495) 629 37 39
сегодня
19:00 / Основная сцена
сегодня
19:00 / Новое Пространство. Страстной бульвар, д.12, стр.2
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
В связи с профилактическими работами продажи будут приостановлены с 20:00 до 24:00
Назад

21 декабря Театр наций сыграет свою первую премьеру в новом здании — спектакль „Фрекен Жюли”, поставленный одним из главных режиссеров Германии Томасом Остермайером с Чулпан Хаматовой и Евгением Мироновым в главных ролях.

В начале нынешнего театрального сезона завершилась многолетняя реконструкция здания Театра наций. Старинный особняк в Петровском переулке с большой театральной историей — в нем на рубеже XIX-XX веков располагался Театр Корша — реконструировался под руководством знаменитого театрального художника Александра Боровского. В его задачу входило соединение сверхсовременных внутренностей театра с его историческим обликом; в результате Театр наций превратился в универсальную площадку, оборудованная по последнему слову техники. И неспроста — основным профилем театра станет фестивальная деятельность, приглашение ведущих мировых коллективов, современных европейских спектаклей, подчас очень сложные в техническом исполнении.

У Театра не будет собственной труппы, но в нем будут создаваться и собственные проекты.

„Фрекен Жюли” — первый спектакль, премьера которого состоится на обновленной сцене Театра наций. Проект, проанонсированный еще в начале сезона, создал интригу в столичном театральном сообществе. Во-первых, это первая работа в России известного немецкого режиссера Томаса Остермайера. Художественный руководитель Театра наций Евгений Миронов не раз говорил о своем желании привлекать к работе в театре режиссеров первой мировой „десятки” — таких, например, как Роберт Уилсон или Робер Лепаж. Первые шаги на этом пути были сделаны в предыдущие сезоны, когда театр работал на чужих площадках — рижанин Алвис Херманис выпустил спектакль „Рассказы Шукшина”, а Эймунтас Някрошюс поставил с русскими артистами „Калигулу” по пьесе Альбера Камю. С Томасом Остермайером руководство театра вело переговоры около двух лет: знаменитый немец ссылался на высокую занятость, но все-таки ударили по рукам.

Остермайер — одна из ключевых фигур современного европейского театра.

Свою славу он начал зарабатывать, сотрудничая со студией „Барак”, которая работала при Немецком театре. В 1999 году 30-летний Остермайер возглавил один из ведущих берлинских театров „Шаубюне”, и за 10 лет своего руководства превратил его в самый актуальный немецкий театр, особой чертой которого стала активная социальная позиция. В драматургическом выборе Остермайера можно найти закономерность — в череде его любимых авторов представители „новой драмы” рубежа XIX-XX веков соседствуют с нашими современниками: постановки по пьесам Ибсена, Гауптмана, Метерлинка, Ведекинда соседствуют в его биографии со спектаклями по пьесам Марка Равенхилла, Сары Кейн и Алексея Шипенко.

Впрочем, режиссер обращался и к самой классической классике — на его счету несколько шекспировских постановок, однако в театре Остермайера „старый” текст всегда подвергается адаптации; эта операция, по словам самого режиссера — необходимое условие для того, чтобы театр не превратился в музей.

По убеждению режиссера, классическое название в афише не должно успокаивать зрителя, не должно дарить ему гарантию его безопасности, того, что спектакль станет формой приятного расслабленного досуга.

Над адаптациями в „Шаубюне” работает известный немецкий драматург Мариус фон Майебург, постоянный соавтор Остермайера, переписывающий тексты классиков современным языком. Несколько лет назад в Москву на фестиваль NET привозили спектакль „Нора” по пьесе Ибсена „Кукольный дом”. В версии Остермайера и Майенбурга герои Ибсена не только говорили современным языком, но и жили в бытовых реалиях конца ХХ века. Однако одним временным переносом дело не ограничилось — за внешними изменениями влекли за собой и внутренние — в мотивировках, поступках. В результате Нора не просто покидала дом своего супруга, но и стреляла в него из пистолета, отменяя вариативное будущее, сквозящее в пьесе.

В случае с „Фрекен Жюли” Остермайер пошел по сходному пути — решив перенести героев Стриндберга в современную Россиию, он позвал драматурга Михаила Дурненкова, адаптировавшего текст 1888 года к современной урбанистической лексике.

При этом, по признанию режиссера, он не сторонник перенасыщения театральной речи уличным сленгом, изгнания из нее поэзии.

Сюжет пьесы, признанной в свое время слишком смелой, натуралистической и сексуальной, строится на социальных и половых противоречиях: молодая аристократка Жюли вступала в связь с отцовским лакеем Жаном; ее разрывало от страха, желания, брезгливости и сладострастия. Так и не найдя выхода, Жюли решалась на самоубийство. Неравенство в пьесе Стриндберга дополнена темой социального сдвига — вырождения старой аристократии, наступления плебеев. Можно предположить, что в спектакле Остермайера, сориентированного на современную российскую реальность, неравенство героев будет лишено подобного подтекста, их социальное противоречие будет построено на чисто финансовом аспекте. Жюли уже не аристократка, цепляющаюся за генеалогическое древо, у новой российской аристократии нет биографии, их социальное положение не проверено веками, оно — результат исторических катаклизмов 90-х годов. Для Остермайера, режиссера, внимательного к социальным противоречиям, российская действительность с ее чудовищным расслоением на новое малочисленное сословие очень богатых и массу бедных, наверняка, представляет благодарную почву для своего высказывания — художественного и идеологического.

Остермайер создает этот спектакль со своей постоянной командой — сценографом Яном Паппельбаумом и художником по костюмам Габриэле Ферингер. Мир спектакля будет насыщен предметами, на первый взгляд, бытовыми, но которые, попадая в небытовое пространство, начинают выполнять роль символа.

В начале на экране долго потрошат курицу — будничный процесс, показанный в театре крупным планом, становится камертоном спектакля, задавая жесткость и трагическое предчувствие финала еще в прелюдии.

„Фрекен Жюли” интересен еще и тем, что немецкий режиссер, работающий с ведущими мировыми артистами, с российскими актерами ставит впервые — дуэт Евгения Миронова и Чулпан Хаматовой (уже игравших вместе на „Рассказах Шукшина” у Херманиса) во „Фрекен Жюли”, истории жестокого соперничества женщины и мужчины, должен достигнуть небывалого накала. Невесту Жана, служанку Кристину играет Юлия Пересильд — недавняя выпускница ГИТИСа, за несколько сезонов превратившаяся из яркой дебютантки в одну из ведущих молодых актрис Москвы.