касса +7 (495) 629 37 39
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
В связи с профилактическими работами продажи будут приостановлены с 20:00 до 24:00
Назад
Когда я смотрела „Бумбараша”, у „табаковцев”, то вспомнила: театр — это радость. Вспомнила, потому что давно Да, впрочем, Бог с ним, с тем почему. Было радостно, вот и вспомнила. И вспомнила еще, как недавно мы с моим приятелем — режиссером, солидно повествовали и замечательно обосновывали друг другу в полном единодушии, что сейчас для всех этих студийно-массово-площадных „штучек” в театре как бы и не время. Сейчас или буффонада, или экзистенция, потому что, выплеснувшись в конце 80-х, все опять пошло вглубь — опять поиск своей точки в этой, пусть и сумасшедшей (что делать? времена-то, как известно, не выбирают) жизни.

Но: первый 15 минут спектакля — и все концепции к черту. Потому что сидишь — и тебе хорошо: и не скучно, и не стыдно, и в то же время никаких головоломок, никаких ребусов — смыслы легко рождаются из самой эстетики, из самого стиля спектакля. А спектакль „Страсти по Бумбарашу” очень стильный: этакий пост-модернистский лубок (по мотивам ранних произведений Аркадия Гайдара (режиссер Владимир Машков, художник Александр Боровский).

Все злоключения старого знакомого Бумбараша и в войну, и в революцию, и на фронте, и дома, и с бандитами, и с друзьями, и с белыми, и с красными здесь как бы не взаправду, это игра. Веселая — с замечательными танцами (хореограф Алла Сигалова), до боли знакомыми и любимыми песнями (композитор Владимир Дашкевич), шутками, — в которую самозабвенно играет со своими друзьями по студии Евгений Миронов. Актер просто купается в этой игровой стихии, плавает в ней, ныряет, выныривает, на боку, на спине Этот, в общем, на первый взгляд, совсем обыкновенный лохматый мальчишка своим обаянием буквально обволакивает зал. Конечно, Бумбараша Золотухина забыть невозможно, но в спектакле — абсолютно не похожем на фильм — он и не забывается. Тот образ как бы точка отсчета для молодого актера. Но и только: его Бумбараш как бы и узнаваем, и по-своему неповторим.

Говорят часто, что „табаковцы” вообще, и Миронов в частности, представляют собой такой „современный тип, точно отражающий ” и т.п. Не знаю, может быть, но в Бумбараше — а это мое первое свидание — он вообще не привязан ко времени, ни к какому, здесь вечное русское — чистота и лукавство, искренность и ирония — от Иванушки-дурачка, царевича, скомороха до до современного москвича — актера театра-студии п/р О. Табакова. Время, конечно, в спектакле есть, но оно выражено не в „типах” и не в текстах, оно в самом стиле, в том, как стилизовано время исторической смены эпох.

Время. История. Человек и история. Тема эта составляет и сюжетную основу спектакля, где красные, белые, бандиты, т.е. все социальные силы в переломный исторический момент „бьются” за Бумбараша, предлагая ему кто деньги, кто власть, кто Идею. А тому — что, ему бы только дом, пусть неказистый, зато свой, „неказенный”, да Варьку (арт. Анастасия Заворотнюк) рядом. Вот они — высшие ценности жизни: Дом да Варька. История, как известно, Дама капризная — такого отношения к себе не прощает. Гибнут все: Варька, наивный и добрый Левка, воровато-изысканный Яша, сам Бумбараш. Но трагедии нет — потому что игра. Игра в „белых” и „красных”, только кто „наши” — не понять. А впрочем, как раз все абсолютно понятно — „наших” нет, как нет и „ненаших”. Одинаково хороши и „беляки” в своей отточенной пластике „бомондных” манер, к „красные”, особое революционное рвение которых пробуждает Василий Иванович изящным танцем с серпом и молотом на попке, и бандиты, исходящие сексуально-разбойной истомой от прелестей блестящей бандерши Соньки (арт. Ольга Блок-Миримская). Да, театр играет в Историю, играет весело и задорно, как играли в нее мальчишки нашего детства, но - постепенно — проступает очень серьезное: История оборачивается Игрой. История, Политика, все надличностное — игра, не более, игровой фон — смешной, глуповатый, временами нелепый — подлинной человеческой жизни. И относиться к нему надо так, как ведут свою игру создатели спектакля — легко. Вот слово, чувство, состояние, которого нам так не хватает сегодня и которое нам дарят на всех „этажах” нашего мировосприятия — образном, эмоциональном, интеллектуальном — ребята из студии Табакова.

Понимаю, далеко не все согласятся с такой трактовкой спектакля и, главное, с самим содержанием этого мировоззренческого посыла. Что ж, и слава Богу! Ведь и театр, представляя его. Ни в коей мере не настаивает. Это проходит как бы легким пунктиром, как одна из возможных точек виденья себя, Истории, себя в Истории, которую тем не менее надо обязательно иметь и хранить в наше такое серьезное, тяжелое, безрадостное время.