касса +7 (495) 629 37 39
сегодня
19:00 / Основная сцена
сегодня
20:00 / Новое Пространство. Страстной бульвар, 12/2
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
В связи с профилактическими работами продажи будут приостановлены с 20:00 до 24:00
Назад
Театр Наций продолжает реализовывать одну из своих творческих программ, посвященную молодежным опытам. Начало было положено в прошлом сезоне выпускниками РАТИ (курс О. Кудряшова), которые сделали под эгидой Театра Наций спектакль „Шведская спичка” в постановке молодого режиссера Н. Гриншпуна. Спектакль имеет успех и уже стал лауреатом московской театральной премии „Хрустальная Турандот”. А теперь пришла очередь выпускников из Санкт-Петербурга. „Письма к Фелиции” — первая самостоятельная работа питомцев школы-студии при БДТ имени Г. А. Товстоногова, учеников известного режиссера Г. Дитятковского.

„Письма к Фелиции” имеют документальную основу — реальную любовь писателя Франца Кафки к реальной девушке по имени Фелиция Бауэр. Но все, что касается Кафки, так или иначе несет в себе экзистенциальное ощущение мира, даже если речь идет о вполне прозаических или романтических материях. Спектакль, поставленный молодым Кириллом Сбитневым, ничем не напоминает чтение писем, а тем более разыгрывание бытовых сцен. Он сделан в эксцентрическом ключе, в нем и роли, и тексты подаются так, будто сами исполнители навечно удивлены происходящим. Три девушки в черном говорят и действуют за выдающегося писателя, за его возлюбленную и за некую третью силу — называйте ее хоть силой обстоятельств, хоть воображением, хоть опасным окружающим миром. Но в любом случае перед нами мир Кафки, где все — не то, что кажется, и за каждым поворотом ждет сюрприз, которому далеко не всегда можно порадоваться. Ирина Кнырикова, Дарина Дружина и Юлия Хамитова воплощают, с одной стороны, женскую часть народонаселения, с которой у великого экзистенциалиста складывались весьма непростые отношения. А с другой — они являют собой три типа человеческих темпераментов и ролевых функций. Одна — вечная беззащитность и жертвенность, другая весьма брутальна, „коня на скаку остановит. ..”, а третья пребывает в эйфории, в постоянном „форте”, напоминающем об искусстве оперы. Между тем в уста исполнительниц вложены тексты, которые то и дело напоминают нам, что и непостижимому Кафке ничто человеческое было не чуждо. Как мужчина он неожиданно открывается нежным и пылким влюбленным. К несчастью избранной им женщины — жутко рефлексирующим, отчего их роман, разумеется, стал для нее порядочной мукой. Но самое интересное в этом маленьком спектакле-этюде то, как остроумно и с какой театральной свободой человеческая история Франца Кафки пронизывается его мироощущением. Как непостижимое, метафизическое, нервное и абсурдное переплетается в нем с абсолютно житейским, а драматическое — с откровенно смешным. И Сбитнев, и его молодые актрисы отменно владеют формой. У них все в порядке с фантазией и свободой. Но есть еще безошибочное чувство автора, а вот это уже — повод для серьезной театральной оценки. Ибо каким-то неуловимым образом в созданном на крошечной площадке (спектакль играют в одной из комнат Центра имени Вс. Мейерхольда) мире улавливаются и место жительства писателя, и плохие климатические условия, и дань традициям немецкого романтизма, и бюргерский уют апартаментов, и экзистенциальный сквозняк, от которого всю свою жизнь ежилась душа автора, и смешное занудство влюбленного, и непростое самоощущение его избранницы… Словом, перед нами некая правда кафкианства. Но не скучная быль.