касса +7 (495) 629 37 39
завтра
19:00 / Основная сцена
19 дек
19:00 / Основная сцена
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
Назад
От ее героини в спектакле «Стеклянный зверинец» хочется бежать на край света У нас очень мало актрис уровня Марины Нееловой, и тем обиднее, что она так редко появляется на подмостках. За последние десять лет в родном «Современнике» у нее было всего три новых роли: хрупкая принцесса Космонополис в спектакле Кирилла Серебренникова «Сладкоголосая птица юности», удивительное существо без возраста и пола — Акакий Башмачкин в «Шинели» Валерия Фокина и взбалмошная пианистка Шарлотта в «Осенней сонате» Бергмана, которую в прошлом сезоне поставила Екатерина Половцева. При этом Неелова была всегда очень осторожна в выборе ролей и никогда не работала на стороне. И в Театр Наций, думается, пришла потому, что здесь с успехом играют ее коллеги по сцене Лия Ахеджакова и Чулпан Хаматова. И еще, конечно, из-за Теннесси Уильямса. В мировом репертуаре не так много хороших ролей для актрис этого возраста. А Аманда из «Стеклянного зверинца» — суматошная мать, которая своей навязчивой опекой доводит детей до ручки, — просто мечта для характерной актрисы. В спектакле молодого режиссера Туфана Имамутдинова, который уже выпустил в Театре Наций две камерных постановки «Шоша» и «Сиротливый Запад», Неелова развернулась во всю мощь своего эксцентрического таланта. Она и раньше была склонна к гротеску и острому рисунку, который подспудно проступал в каждой ее работе. И в «Осенней сонате», где Неелова играла избалованную каботинку вроде чеховской Аркадиной, это было особенно заметно. Но если в роли Шарлотты присутствовал второй план и за маской самоуверенной знаменитости скрывалась несчастная и слабая женщина, то Аманда Уингфилд нарисована красками одной палитры. Хлопотливая мамаша ни на секунду не перестает поучать своих детей, приглаживает им волосы, заправляет рубахи в штаны, подшивает на ходу юбки. Аманда подрабатывает мелким шитьем, и ее рабочий стол завален лифчиками, которые героиня в припадке гнева расшвыривает по всей сцене. Во втором акте комический напор только усиливается: чтобы принять потенциального жениха дочери-инвалида, Неелова надевает невозможное розовое платье, парик и начинает напропалую кокетничать с гостем, компенсируя стеснительность Лауры своей кипучей витальностью. Ее назойливое стрекотание оттеняет, создает контраст к нежной и лиричной сцене Джима и Лауры, которых неброско, но точно играют Павел Кузьмин и актриса «Ленкома» Алла Юганова. На наших глазах некрасивая и зажатая Лаура вдруг расцветает, хорошеет и сама светится, как ее любимые стеклянные фигурки, подвешенные к лампе. Достойную пару Марине Нееловой составляет молодой актер Евгений Ткачук, которого зрители наверняка помнят по спектаклям Театра Наций «Калигула» и «Шведская спичка». Его Том ведет с матерью привычную дуэль, валяет дурака, скоморошничает и язвит, хотя видно, что эта игра ему уже невыносима. Тогда Том поднимается на второй этаж картонного дома — некое условное пространство духа, противопоставленное меркантильной жизни внизу, — и читает бунтарские стихи Джимми Моррисона. Режиссер дает понять, что Том — настоящий поэт и не случайно в обувном магазине, где тот вынужден зарабатывать на жизнь, его дразнят Шекспиром. «Стеклянный зверинец» Теннесси Уильямса во многом автобиографичен. Его сестра Роза страдала шизофренией, а мать была властной, деспотичной женщиной, от которой будущий знаменитый писатель, как и Том, в конце концов сбежал. Туфан Имамутдинов оправдывает поступок героя его талантом, который бы зачах в этом доме. Но, честно говоря, окружающие, а особенно Аманда Марины Нееловой, просто не оставляют ему выбора. От такой и правда хочется сбежать на край земли.