касса +7 (495) 629 37 39
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
В связи с профилактическими работами продажи будут приостановлены с 20:00 до 24:00
Назад
Этот спектакль называют „Гамлетом” двадцать первого века. В Москву из Израиля в рамках „Шекспировского проекта” привезли одну из самых значительных сценических версий трагедии великого драматурга. Постановку Камерного театра Тель-Авива посмотрели сотни тысяч зрителей во многих странах мира. В течение ближайших трех дней эту постановку смогут увидеть и москвичи. Тех, кому удастся попасть на спектакль, ждет встреча с яркой режиссурой, блестящими актерскими работами и неожиданной сценографией.

С собой израильская труппа привезла не только свет, костюмы и декорации, но и стулья для зрителей. Их сто четыре. Сев на такой стул зритель точно ничего не упустит, даже если действие происходит на четырех площадках одновременно.

Режиссер спектакля Омри Ницан считает: в эпоху глобализма театр должен быть камерным и интимным. Никакой сцены. Площадки — в разных концах зала. Театральное пространство как единый гигантский трансформер.

„Актеры и зрители настолько близки друг к другу, что можно увидеть слезы, услышать как бьется сердце, не упустить ни одной эмоции. Зритель не может убежать, а актеры — спрятаться на сцене. Каждый — часть этого действия”, — признается режиссер театра Омри Ницан.

Спектакль давно назвали „Гамлетом” двадцать первого века. Никакого намека на глубокую старину. Офелия — типичная молодая девушка — в мини-юбке, танцует под дискотечную музыку. Стремительный, дерзкий Гамлет — напоминает интеллектуала из студенческой тусовки. В Клавдии угадывается респектабельный политик. В Гертруде — женщина-вамп из высшего общества. Словом, типажи современные и узнаваемые.

„Когда мы думали над этой пьесой, то задали вопрос: а где это происходит? Это происходит везде — отсюда образы. Можно было бы изобразить древние камни Эльсинора, но это сегодня было бы не интересно”, — считает Омри Ницан.

„Гамлета” израильская труппа сыграла рекордное количество раз — около восьмисот. Все театральные фестивали требуют этот спектакль себе. Пришлось сделать гастрольный набор декораций. Самое сложное — приспособить площадку и смонтировать свет. Световых приборов здесь не меньше двухсот пятидесяти.

„За два с половиной часа спектакля свет меняется около двухсот раз. Очень сложная световая партитура. Все завязано на музыке, на игре актеров. Свет здесь так же важен, как главный персонаж”, — пояснил режиссер по свету Таль Биттон

Итай Тиран не похож на мировую звезду. Никакой дистанции и капризов. А между тем его Гамлета знает весь мир. Первая роль перечеркнула все следующие. Даже его Моцарт не так известен. Черты своего героя Итай находит во многих молодых людях.

„Тот Гамлет, которого я создаю на сцене, есть в каждом молодом мужчине. Он ищет цель жизни, как реализовать себя. Мне пришлось много думать о дружбе, любви, ценности человеческих отношений”, — сказал актер Итай Тиран.

Нэтта Герти тоже вытянула счастливый билет. Ее первой ролью стала Офелия. Мучительную любовь к Гамлету, трагическую потерю отца она пережила уже рекордные восемьсот раз.

„Все, что переживает Офелия — понятно каждой женщине, которая теряла любимого мужчину. Одиночество приводит ее к отчаянию. Омри говорил мне, что не нужно делать Офелию сумасшедшей — скорее отчаявшейся”, — говорит актриса Нэтта Герти.

Лиора Инбар на ходу примеряет маску для фехтования. В такой — Гамлет сражается на дуэли. Маска настоящая, и шпага — тоже. Потом мы пытаемся справиться с костюмом актрисы площадного театра. Лиора рискнула раскрыть все потайные секреты.

„Этот корсет не только держит форму платья. Но и скрывает метровые ходули на которых двигается актриса. Самый сложный момент спектакля, когда за несколько минут надо снять ходули и поменять туфли”, — рассказала костюмер Лиора Инбар.

Майя Купчик к такому экстриму привыкла. У нее роль актрисы площадного театра. На ходулях надо не только ходить но и танцевать. Спасает хореографическое образование.

„Боялась каждый раз. Выхожу, думаю: не упасть бы”, — призналась актриса Майя Купчик.

Гамлета перевели на идиш. Сократили текст минимум на час. Омри до сих пор мучают угрызения совести, но искусство требует жертв. Особенно — современное.

„Я себя чувствую мясником, который надел пластиковый фартук, взял большой нож и начал кромсать. На самом деле это больно. Но сделать это было необходимо”, — констатирует Омри Ницан

Режиссер почти не сомневается в том, что его спектакль не для тех, кто предпочитает традиционного Шекспира, но уверен, что именно такой Гамлет необходим современному миру.