касса +7 (495) 629 37 39
3 сен
20:00 / Малая сцена
4 сен
20:00 / Малая сцена
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
В связи с профилактическими работами продажи будут приостановлены с 20:00 до 24:00
Назад

Виктор Рыжаков поставил «Иранскую конференцию» Ивана Вырыпаева в Театре наций с ансамблем выдающихся артистов. Пьеса Вырыпаева посвящена проблемам современного человека, и в первую очередь из этого многословного спектакля следует, что не в словах дело, считает Ольга Федянина.

Место действия «Иранской конференции» Ивана Вырыпаева — Дания, но это примерно такая же условная Дания, как и шекспировский Эльсинор. Режиссер Виктор Рыжаков этой авторской ассоциации следует — перед началом действия на экране мелькают строки из «Гамлета». Из всех процитированных и непроцитированных реплик самой подходящей здесь была бы сакраментальная: «Слова, слова, слова». Герои Вырыпаева многословны, вернее, кроме слов, у них ничего нет. Перед нами десять монологов, лишь изредка переходящих в редуцированный диалог. Каждый выходящий к микрофону намерен обсудить «иранскую проблему», но с первых же слов сбивается на свое. Сдержанный исламовед впадает в раж, рассказывая про свою «внутреннюю матрицу», лучезарная бывшая журналистка, ныне первая леди страны, констатирует отсутствие у себя и у сограждан ощущения счастья, яростная активистка требует признания за каждым жителем планеты четырех основных прав, вкрадчивый пастырь объясняет окружающим, какие ограничения Бог и религия накладывают на человека, циничный писатель настаивает на том, что нужно смотреть на вещи проще. Дольше всех своего выхода — поэтичного и обескураживающего — дожидается единственная гостья, которая буквально воплощает ту самую заглавную «проблему»: иранская поэтесса, просидевшая 20 лет под домашним арестом за полудетские стихи.

Драматургия здесь состоит не из событий, а из бесконечно воспроизводимого внутреннего противоречия: люди, состоящие из личных страхов, деформаций, предрассудков и неврозов, погружены в мысли о судьбах народов и цивилизаций. Каждый монолог в спектакле Виктора Рыжакова превращается в филигранно сделанный портрет, ради этого он собрал не просто блистательный актерский ансамбль, а целую актерскую галактику. В премьерном составе (а есть еще второй и в некоторых ролях третий) на сцену вышли Евгений Миронов, Чулпан Хаматова, Авангард Леонтьев, Ингеборга Дапкунайте, Игорь Гордин, Ксения Раппопорт, Вениамин Смехов, Андрей Фомин, Виталий Кищенко, Антон Кузнецов. Все регистры каждого характера работают точно и подробно, типажи и индивидуальности моментально узнаваемы. «Иранская конференция» — актерский спектакль в хорошем смысле слова, два часа чистой театральной радости. Но главное его достоинство в том, что все участники знают: портрет этот групповой, и общая композиция складывается в коллективный образ — или коллективную драму — современного человека, постоянно осмысляющего свое место в мире, но этому миру все равно фатально несоразмерного.


Вырыпаев, виртуозно умеющий самоустраняться из своих текстов, старательно избегает любого знака, который дал бы нам понять, кем он, собственно, считает своих героев: сборищем невротиков, лицемеров и демагогов или людьми, всерьез проговаривающими больные вопросы современности. Речи каждого героя, если вслушиваться в них по отдельности, звучат как более или менее оригинально упакованное собрание клише, продолжение на сцене определенного сорта общественной дискуссии. У людей в исламе иное понятие веры, чем в западном мире, у всех людей права одинаковые, представления западного мира о личной свободе иллюзорны, бедные люди могут быть счастливее богатых, любовь всегда побеждает — все это, положа руку на сердце, и не новость, и не великая мудрость. В спектакле Театра наций актеры так щедро делятся с персонажами энергией и обаянием, что каждый из них на протяжении спектакля хотя бы на одну минуту оказывается прав. Или, по крайней мере, безоговорочно убедителен. И зал завороженно кивает очередному монологу, не замечая, что он противоречит предыдущему. «Иранская конференция» Виктора Рыжакова — история о том, что законы мирового развития не следуют из индивидуальной правоты или неправоты. Но в первую очередь о том, что настоящий актер может убедить вас в чем угодно: не только в том, что любовь всесильна, но и в том, что небо зеленое. Это тоже не слишком оригинальная истина, но ради нее в любом случае можно всю жизнь ходить в театр.