касса +7 (495) 629 37 39
сегодня
14:00 / Основная сцена
сегодня
14:00 / Новое Пространство. Страстной бульвар, 12/2
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
Назад

В ТЕАТРЕ НАЦИЙ ПОКАЗАЛИ «ИРАНСКУЮ КОНФЕРЕНЦИЮ»

9 апреля в Театре наций состоялась премьера спектакля «Иранская конференция» по пьесе Ивана Вырыпаева. Режиссеру Виктору Рыжакову удалось собрать по-настоящему «звездный состав»: в постановке заняты Евгений Миронов, Игорь Верник, Чулпан Хаматова, Авангард Леонтьев, Юрий Стоянов, Ингеборга Дапкунайте, Игорь Золотовицкий, Ксения Раппопорт, Станислав Любшин, Вениамин Смехов и другие ведущие российские артисты.
 
Впечатлениями о спектакле после пресс-показа делится участница совместного проекта журнала «Театрал» с журфаком МГУ (спец-семинара «Теория и практика театральной журналистики») студентка 2-го курса Мария Макарова:
 
Спектакль должен был выйти еще в 2018 году на сцене МХТ имени Чехова. Но когда ушел из жизни Олег Павлович Табаков, планы театра изменились. Евгений Миронов решил «спасти» спектакль – это было детище Табакова, с помощью которого он хотел воскресить традицию театра говорить о важном для каждого человека.
 
По сюжету постановки представители мировой интеллектуальной элиты собираются в Дании, чтобы обсудить «иранский вопрос» - однако очень скоро дискуссия переходит к вопросам о «вечном»: о любви, самоопределении, поиске мира и счастья на земле.
 
Герои – востоковед, теолог, политолог, военный журналист, супруга премьер-министра (в прошлом — известная телеведущая), писатель, священник, знаменитый дирижер и иранская поэтесса - по очереди появляются на сцене и произносят речь об иранском вопросе, которая очень скоро уходит от темы и становится личной исповедью. В пьесе Ивана Вырыпаева озвучены внутренние диалоги людей, вопросы, которые себе задает каждый человек. Странным образом форма монолога имеет противоположную цель - вызвать диалог.
 
Конференция проходит в Дании, хотя, конечно, на самом деле речь идет о нас. Вопрос свободы, толерантности и то, как они могут ограничить наше видение мира, вопрос потребительского характера современного общества, прав женщин, взаимоотношений с богом - всё это острые насущные проблемы. Но главная мысль, по словам Виктора Рыжакова, сводится к следующему: «Проблемы нашего мира мы не можем отправить государству, государство - машина,а обратиться можно только к человеку. Мы забыли об этом. Говорить нужно о человеке, а не о конституциях, которые якобы должны нас спасти. После 11 сентября 2001 года весь мир понял, что спрятаться и защититься от этих вопросов уже нельзя. Недавно мы испытали эту катастрофу в Новой Зеландии - теперь нет места, где может человек укрыться. Нет никакого института, который мог бы защитить человека, никакая ООН не поможет - человек может защитить себя сам, но для этого нужно сделать очень большую работу. Помните, в 80-е годы Шукшин говорил: «Люди, что же с вами происходит?» Это был такой месседж, посланный нам, и сегодня он становится еще актуальнее».
 
Во время репетиций актеры не видели друг друга: монологи репетировались наедине с режиссером. Первый раз в полном составе актеры собрались только на генеральном прогоне - и поняли, до какой степени оголен нерв в пьесе.
У спектакля несколько составов (например, роль иранской поэтессы Ширан Ширази играют Чулпан Хаматова, Равшана Куркова и Нелли Уварова; роль отца Августина – Евгений Миронов, Игорь Верник и Игорь Хрипунов), но нет утвержденных партнеров, которые всегда будут играть вместе. Из-за этого спектакль находится в постоянном движении: актеры не знают заранее, кто будет их партнером на сцене, какой новый смысл и пережитый опыт он привнесет в спектакль сегодня.

Кроме того, все персонажи пьесы практически всегда находятся в поле зрения зрителя: в «зале ожидания» закреплена камера, персонажи слушают выступления своих коллег. Евгений Миронов видит в этом и авторскую концепцию, и сложность в исполнении:
 
«Постоянно быть в поле зрения на сцене - это немного мучение. Потому что мы уже сидим персонажами, по идее, я должен реагировать, но я не должен мешать. А учитывая характер моего героя - на прошлом спектакле я начал делать зарядку, потому что не мог слушать моего оппонента, но я помешал с этим самым, поэтому мне сделали замечание. Тут надо найти баланс. А так интересно, потому что я вижу моих партнеров по фильмам и по спектаклям и при этом я не могу их взять и ущипнуть или обратиться по-человечески, потому что все в образе. Это интересный опыт».
 
Виктор Рыжаков пришел на предпремьерный показ в черном – в знак солидарности с людьми, чья свобода ограничена. Однако за полчаса до спектакля стало известно об освобождении Кирилла Серебренникова из-под домашнего ареста. Тогда Рыжаков радостно сообщил эту новость зрителям и сказал, что придется праздновать, пусть и в черном: вопрос творческой и личной свободы – один из главных в «Иранской конференции» и читается даже не между строк.