касса +7 (495) 629 37 39
сегодня
19:00 / Основная сцена
сегодня
20:00 / Новое Пространство. Страстной бульвар, 12/2
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
В связи с профилактическими работами продажи будут приостановлены с 20:00 до 24:00
Назад
МОСКВА, 25 сен — РИА Новости. Единственный раз всемирно известный немецкий режиссер Петер Штайн выйдет на московскую сцену в качестве артиста в спектакле „Фауст-фантазия”, который представит Государственный Театр Наций в четверг вечером в рамках своей программы „Имена”.

Как рассказал в интервью РИА Новости сам Штайн, это не первый его актерский опыт.

„Начиная с 1992 года, в мою бытность художественным руководителем Зальцбургского фестиваля, я начал выходить на сцену чтеца-декламатора и вот уже более 15 лет выступаю с различными чтецкими программами”, — сказал Штайн.

'Потом некоторые дирижеры, в числе которых Клаудио Аббадо, стали предлагать мне делать это вместе с оркестром. Кроме того, я давно регулярно осуществляю оперные постановки, где напрямую соприкасаюсь и с музыкой, и с певцами. Вот из всего этого постепенно и рождался этот проект концерта для голоса и фортепьяно — „Фауст-фантазия”, — пояснил он.

По словам мастера, изначально идея пришла не от него, а от композитора Артуро Аннеккино, который является автором музыки более чем к 150 театральным постановкам и многие годы сотрудничает со Штайном. Он написал музыку к его Фаусту, который Штайн осуществил в 2000 году в рамках всемирной выставки „Экспо” в Ганновере. Тот спектакль длился больше 20 часов, в нем были заняты 35 актеров.

„Я взял отдельные куски той музыки, кое-что добавил, так и была создана музыкальная часть моей фантазии”, — сказал Штайн.

„Затем подобрал разные литературные фрагменты — в основном, из первой, наиболее известной части „Фауста“, — которые касались тем любви Фауста и Маргариты, Вальпургиевой ночи и печального конца. Главная проблема здесь для меня была в точном распределении музыки. Вначале идет чередование музыкальных и литературных текстов, затем они накладываются друг на друга, соединяются, иногда я даже пою во время спектакля. Так рождается фантазия, импровизация, основанная на теме „Фауста“, который занимает воображение художника на протяжении столетий”, — отметил он.

Штайн рассказал, что ему доставляет удовольствие находится с другой стороны рампы.

„Я вполне справляюсь с ролью артиста и очень хорошо читаю текст — лучше, чем какой-то другой немец, — пошутил он. — Это я могу сказать с полным основанием. Я честолюбив и уверенно, спокойно и с удовольствием выступаю на сцене”.

Штайн относится к тем европейским режиссерам, которые часто работают с русскими артистами. Он сделал уже три постановки с русскими — „Гамлет”, „Орестея” и „Чайка”, которую поставил в Риге, но в русском театре и с русскими артистами.

„Мне нравится с ними работать, я очень люблю русских артистов, — сказал Штайн. — И это нормально, потому что наши театры — немецкий и русский — наши актерские школы в своих традициях близки друг другу. Русские артисты меня совершенно убеждают в том, как они проживают свои роли, именно проживают, а не играют. Они в состоянии не просто родить эмоцию, но обладают способностью ее развить, сделать более глубокой, яркой, выразительной. Правда, тут есть и определенная опасность — иногда они слишком преувеличивают, теряют чувство меры и появляется в какой-то степени некая безвкусица”.

Штайн убежден, что игра артиста — это основа спектакля, что актер — центр „театральной вселенной”.

Режиссер негативно воспринимает сторону современного театра, когда все меньше уделяется внимания слову и игре артиста, все больше обращается внимание на внешнюю форму.

„Если эти новые формы предполагают исключить актера из центра спектакля, вывести его за рамки, то я не принимаю эти новые формы. Если режиссер пытается сделать из актеров послушных кукол только для того, чтобы каким-то образом реализовать свои безумные идеи или опробовать сверхсовременные формы, то я категорически против таких нововведений”, — заявил он.

На традиционный вопрос о планах, он шутливо заметил, что вопреки тому, что по идее ему пора на пенсию, он работает сейчас гораздо активнее и больше, чем в молодости — только за последние полгода он уже успел поставить четыре спектакля, тогда как в молодые годы он бы сумел сделать только один.

Недавно состоялась премьера спектакля „Валленштейн” Шиллера с Клаус Мария Брандауэром в театре „Берлинер Ансамбль”. Сейчас, как рассказал Штайн, он занимается подготовкой сценической версии „Бесов” Достоевского, который он будет ставить в Турине с итальянскими артистами. Также в планах режиссера — постановка трагедии Софокла с Брандауэром, а затем — оперы „Борис Годунов” в Метрополитен Опера, где за дирижерский пульт встанет Валерий Гергиев. В 2011 году эта опера в постановке Штайна увидит свет рампы в Мариинском театре.

Вопреки существующему мнению, что в современный скоростной век нужны короткие локальные спектакли, Штайн продолжает делать подробные масштабные сценические полотна, идущие от трех до 20 часов.

„Я никогда не ограничиваю себя временными рамками. Мне интересно так работать, и это интересно моему зрителю”, — уверен он.

Штайн не раз бывал в Москве, но сегодня он выступает в качестве гида, знакомя свою племянницу с российской столицей, которая здесь впервые.

„Я замечаю много изменений в Москве, которые произошли со времени моего последнего визита, — сказал он. — Например, появились американские мотивы в русском архитектурном стиле. Это интересно, но некрасиво. Я радуюсь единственно только тому, что какие-то кусочки старой Москвы, которые стоят за этими новыми парадными фасадами, еще сохраняются”.