касса +7 (495) 629 37 39
сегодня
19:00 / Новое Пространство. Страстной бульвар, д.12, стр.2
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
В связи с профилактическими работами продажи будут приостановлены с 20:00 до 24:00
Назад

Интервью с режиссером в преддверии премьеры «Мастера и Маргариты» в Театре Наций.

Одно из ключевых театральных событий этой осени – всемирно известный канадский режиссер Робер Лепаж приехал в Москву и готовит к выпуску спектакль по роману Булгакова «Мастер и Маргарита». Премьера пройдет в Театре Наций 9-11 декабря 2021 года. Главные роли исполнят Евгений Миронов и Чулпан Хаматова. В ожидании премьеры шеф-редактор «Вашего досуга» Inner Emigrant поговорил с режиссером – о сложностях пандемии, неинтеллектуальном досуге и культовом русском романе.

Месье Лепаж, неизбежный вопрос сегодня. Как на вас сказались локдауны и коронавирус? Театральная индустрия изменилась?

Думаю, что положение отличается, оно свое в каждой стране. В России сейчас сложная ситуация из-за четвертой волны, а в Канаде четвертая волна как раз заканчивается – в этом наши страны отличаются. В Канаде, в отличие от России, все было закрыто. Только с середины этого лета театры открылись снова, и публика буквально сходила с ума. Даже в маленьких залах, где собирается немного людей, можно было ощутить, что перфомартивные искусства очень важны для людей. Они дают чувство сопричастности, чувство единения.

Думаю, что пандемия дала нам много уроков, и один из них – это важность театрального искусства, сторителлинга, в жизни людей. Так что как минимум это осознание – положительный аспект чудовищной пандемии.

Для людей, которые создают искусство, ситуация немного другая. Пандемия поставила перед нами вопрос: что в нашей жизни является важным, необходимым? Потому что мы воспринимали возможность заниматься любимым делом как абсолютно естественную вещь, данную нам просто так. А теперь мы понимаем, насколько эта возможность хрупка. От этого изменилось наше понимание искусства, оно стало глубже и осознаннее.

Обычно вы обстоятельно подходите к планированию постановок. Коронавирус заставил работать в новых условиях?

Да, абсолютно так. Наша компания очень много гастролирует. Мы делаем много копродукций с театрами по всему миру, и пандемия остановила этот процесс на годы вперед. Неожиданно мы оказались без гастролей, сидя у себя дома. Поэтому мы стали внимательней к местной, локальной реальности. Одновременно с этим, наша связь с остальным миром ослабла. Для меня это была очень странная ситуация. Сейчас я в Москве, но я не выезжал из Канады на протяжении 2 лет, для меня это шок. Я приехал в Москву, чтобы восстанавливать свою связь с остальным миром и уделять время не только локальным вещам, но и мировым. Разрыв с глобальным миром сильно повлиял на нашу компанию.

Правда ли, что еще до приезда в Москву для работы над «Мастером и Маргаритой» вы со своей знаменитой командой «Ex Machina» полностью собрали спектакль с марионетками вместо актеров?

Я часто делаю такую подготовку, обычно в жанре моноспектакля. На этот раз это был похожий спектакль с множеством кукол в японском стиле. Я был единственным актером, который озвучивал всех кукол на сцене. Сами куклы при этом управлялись тремя кукловодами. Это спектакль о подростковом времени, когда вам 15-16 лет. Очень трогательная история, рассказанная с помощью кукол.

Простите за банальный вопрос, но как вы узнали о «Мастере и Маргарите»? Какие впечатления оставило у вас это произведение?

Я очень давно знаю о Булгакове, но никогда не читал «Мастера и Маргариту». Когда я приехал в Россию в 2007 году, многие мне говорили: «Ох, месье Лепаж, вам обязательно стоит поставить «Мастера и Маргариту»». Я отбивался тогда тем, что мне сперва стоит прочитать книгу. Как видите, это заняло у меня какое-то время. Книга довольно большая, и нужно время, чтобы ее прочитать: не только пробежать по сюжету, но и внимательно изучить, о чем книга; провести собственное исследование. Когда я впервые прочитал ее, то сразу подумал, что эту вещь невозможно сделать в театре. Я был в этом уверен. Но книга произвела на меня сильное впечатление, и я размышлял, как можно было бы сделать ее на сцене: что нужно вырезать, а что адаптировать. Спустя какое-то время, я увидел российский телесериал. Был телесериал по «Мастеру и Маргарите», который мне показался очень интересным – по крайней мере, он помог мне понять какие-то вещи, которые я не считал в книге.

В России это произведение одно из самых популярных и культовых. Сочетание мистики, библейского сюжета и советских реалий – смесь, которая цепляет каждого. О чем для вас эта история?

Думаю, что моральный аспект – самый важный, моральная ответственность художника. Безусловно, мы сейчас находимся не в советском времени, и нам нужно искать то, как эта книга отражается в современности. Я думаю, что сейчас мы проходим через мощный моральный кризис, и эта часть «Мастера и Маргариты» – в книге, конечно же, есть и библейские мотивы, и политическая сатира – часть про ответственность художника, поэта, наиболее актуальная. Вопрос о том, какую ответственность они несут. Поэтому для меня эта тема самая главная. И если у нас есть задача найти в этой книге что-то современное, то стоит прислушаться к этой теме.

Слышали ли вы, что над «Мастером и Маргаритой» витает проклятье? Какие бы хорошие режиссеры не брались за этот текст — успех романа невозможно повторить. Для качественной постановки требуется слишком много спецэффектов, декораций, костюмов. Как у вас с этим дела?

(Смеется) Я думаю, книгу можно поставить с помощью магических фокусов, магической поэзии. В постановке мы используем очень старые фокусы из 20-х и 30-х годов ХХ века. Это не спецэффекты в чистом виде, но трюки иллюзионистов. Они сделаны очень просто, так что зрители легко увидят, как сделан тот или иной фокус. Я не думаю, что театр должен создать грандиозные спецэффекты, которые есть в кино или на телевидении. Здесь нужен другой подход.

Насколько я знаю, в работе над спектаклем вы впервые работали с художником по костюмам из России, Викторией Севрюковой. Как вам этот опыт?

Это очень интересный опыт. Наша компания сильна в том, что касается технологий, архитектуры и построения декораций, освещения на сцене. А костюмы – это совсем другое. По сути, это кожа персонажа, их оболочка, а особенная красота «Мастера и Маргариты» именно в персонажах и их взаимоотношениях. Есть несколько классов персонажей: магические персонажи, мифологическая персонажи и персонажи из обычной жизни. Чтобы оживить этих героев, нам нужно было найти кого-то, кто знает Россию очень хорошо, и кто бы жил в России в последние несколько десятилетий, застал разную Россию. Для меня это был очень познавательный опыт – работать с художником из России. Виктория сделала потрясающие костюмы, которые не просто украшают артистов, но и дают характеры героям. Получилась отличная коллаборация между режиссером, актером и художником. Потому что персонажи «Мастера и Маргариты» – это скульптуры, некоторые из них больше, чем сама жизнь. Было здорово работать с тем, кто так хорошо знает об исторических периодах России, и при этом погружен российскую театральную реальность. Для меня это был отличный опыт.

Главные роли в спектакле исполнят Евгений Миронов и Чулпан Хаматова, Мастер и Маргарита соответственно. Почему вы их выбрали?

Я знал этих артистов до работы над «Мастером и Маргаритой», и, когда мы только обсуждали постановку, они не видели себя в этих ролях. В наших разговорах я пытался их убедить сыграть эти роли. «В моей постановке у вас получится это сделать, у нас совсем другой подход в отличие от кино и ТВ», говорил я. А эти два актера – помимо того, что они очень хорошие актеры кино, – они великолепные театральные актеры. Именно такие выдающиеся актеры мне и были нужны, профессионалы с необычайной силой присутствия. В то же самое время Евгений и Чулпан – это актеры, которые могут сотрудничать, экспериментировать и пробовать разные вещи. Они очень авантюрны в этом смысле: мы можем попробовать, обсудить, потом попробовать снова, но по-другому, – и так много раз. Они очень открыты к сотрудничеству и эксперименту, эта черта меня восхищает.

Я также слышал, что сам Евгений Миронов хотел играть Понтия Пилата. Это правда? Почему вы ему отказали?

Я ему не отказывал, но два года назад, когда я приезжал в Москву, мы сделали читку. И он читал от лица Понтия Пилата, ему тогда показалось, что эта роль для него. Но я думаю, что его способности лучше подойдут именно Мастеру, а Понтия Пилата ему лучше оставить в пользу куда более взрослого актера. Думаю, что тут ещё важен вопрос застенчивости. Потому что Евгений – очень застенчивый человек. Поэтому, когда я предложил ему роль Мастера, он сразу отказался. «Нет, скромняга, ты сыграешь Мастера», – сказал я. Думаю, природная застенчивость тоже сыграла свою роль.

Воланд – самый любимый русской публикой злодей. Как вы подходите к его образу? Почему выбрали Виктора Вержбицкого?

Чтобы сыграть Воланда, нужно изящество иностранца. Это то, что делает его таким привлекательным – он кажется немцем, европейцем, и он очень элегантен. В Викторе есть такие черты, он очень тонкий человек. Красота персонажа Воланда – в его тонкости: в чувстве юмора, в афористичности, в его опасности. Виктор знает, как создать элегантность такого типа, он остается очень опасным героем, сохраняя изящество. Было приятно работать с ним над этим персонажем.

Для постановки вы выбрали цирковую эстетику. Как она будет сочетаться с религиозными сюжетами книги? Или вы сместите внимание с истории Иешуа в сторону варьете?

В истории параллельно существуют несколько миров: история Иешуа – это один мир. История Мастера и Маргариты – это другая реальность, неоромантическая история. И есть эта магическая, почти цирковая атмосфера Воланда, Бегемота и прочих персонажей. Поэтому нам нужно было найти эстетику, которая бы объединила эти миры. Мы используем магию иллюзионистов и фокусы, чтобы объединить эти истории. При этом нам нужно сохранять единый актерский стиль. Поэтому даже когда история становится очень драматической, она должна оставаться игровой – в смысле несерьезности и юмора. Это должно быть пространство игры.

Для кого-то «Мастер и Маргарита» – это магическое фэнтези. Для кого-то – политическая сатира. Для кого-то – роман-воспитание с сильным моральным императивом. Для кого-то притча. Какой ваш спектакль? Это развлечение и постоянный вау-эффект, или готовиться к длинному и серьезному разговору?

Я думаю, что восприятие сегодняшней аудитории изменилось. «Мастер и Маргарита» – это история из 30-х годов, но сегодня публика сильно информирована телевидением, кино и интернетом. Поэтому подготовленность зрителя очень и очень разнообразная. Спектакль должен рассказывать историю таким же образом. Сегодняшний опыт знакомства с книгой очень отличается от того, как если бы вы читали ее в 40-х или 50-х годах. Тогда информации было намного меньше. При этом сегодня зритель гораздо восприимчивее к тем способам, которыми рассказывается история. Поэтому я думаю, что наша постановка поставит вопросы в разных направлениях. У нас нет единой цели, она сделана с учетом множественности точек зрения и мнений. Думаю, что наш спектакль открыт для многих.

Месье Лепаж, спасибо вам за уделенное время. Наше медиа называется «Ваш досуг». Как вы проводите свой досуг?

Я занимаюсь физической деятельностью. Потому что работа, которой мы занимаемся, приводит к тому, что мы проводим время в закрытых темных помещениях, в театрах, в разговорах. Поэтому свободное время я посвящаю долгим прогулкам или спортзалу. Я занимаюсь неинтеллектуальными вещами.

И последний вопрос: это не первый ваш приезд в Москву. Скажите, есть ли у вас любимые места, куда вам хочется возвращаться?

Два года назад я открыл для себя ВДНХ. Каждый раз, когда я попадаю туда, я чувствую себя ребенком. Потому что это одновременно Россия из прошлого, но в то же время это и сегодняшняя Россия. Надеюсь, что я смогу оказаться там снова, если все не закроют из-за пандемии. Это двойственное чувство ностальгии и современной России.