касса +7 (495) 629 37 39
1 сен
20:00 / Малая сцена
2 сен
20:00 / Малая сцена
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
В связи с профилактическими работами продажи будут приостановлены с 20:00 до 24:00
Пресс-конференция
press-konferentsiya

В пресс-конференции приняли участие:
ЕВГЕНИЙ МИРОНОВ – художественный руководитель Театра Наций
НИКИТА ГРИНШПУН – постановщик спектакля Театра Наций «Женихи»
ИРИНА ПРОХОРОВА – соучредитель Фонда Михаила Прохорова, генерального партнера Театра Наций
МАРИЯ РЕВЯКИНА - директор Театра Наций

.

РАСШИФРОВКА ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИИ

Евгений Миронов

Здравствуйте, дорогие друзья! Мы начинаем нашу пресс-конференцию, и я хочу представить ее участников. Конференция посвящена открытию нового сезона Театра Наций.

Ирина Дмитриевна Прохорова — соучредитель Фонда Михаила Прохорова, директор Театра Наций — Мария Ревякина и режиссер спектакля «Женихи» Никита Гриншпун. И я. Прошел первый сезон, как мы работаем в новом здании Театра Наций. Это было не просто, мы осваивали площадку, вы сами знаете, когда въезжаешь в новую квартиру, все в начале тесно, что-то не так, что-то где-то отваливается — это естественно, но мы прошли уже этот путь, сейчас становимся на ноги.

Лето у нас было гастрольное. Были гастроли в Финляндии “Circo Ambulante” — спектакль с большим успехом гастролировал на Хельсинском театральном фестивале. «Фрекен Жюли» и «Метод Гренхольма» приехали из Латвии — в Риге были гастроли. Из Чечни вернулись «Рассказы Шукшина» — это были удивительные гастроли, я испытал много новых ощущений. В Новосибирске в театре «Глобус» на фестивале был «Метод Гренхольма», и мы открываем новый сезон. Завтра у нас премьера. Этот сезон мы окрестили «Сезон молодых», потому что ранее данные обещания надо сдерживать. Одно из важнейших направлений деятельности Театра Наций — это не просто поддержка талантливых молодых людей, это помощь — первый шаг и дальше должен быть второй шаг. Первый шаг — проба пера — это на малой сцене обычно и второй шаг — на большой сцене — это полноценный спектакль. Здесь сидит режиссер Никита Гриншпун, который удачно дебютировал в нашем театре. Он - выпускник Кудряшова. Целый цветник выпускников этого замечательного мастера работает в нашем театре. Никита дебютировал «Шведской спичкой», мы ее показываем на международных фестивалях, во многих городах, и у нас в театре идет этот спектакль всегда с большим успехом. Это первая советская оперетта Исаака Дунаевского. Странный выбор, продиктованный желанием самого режиссера. Это позиция нашего театра — режиссер приходит со своими идеями и предлагает то, что он хочет. Я передаю слово Никите, потому что ему надо бежать — сейчас начинается прогон.

Никита Гриншпун

Добрый день! Я первый раз при таком скоплении народа, немножко волнуюсь, так что вы меня простите. Я режиссер спектакля, как Евгений Витальевич сказал, это первая советская оперетта Дунаевского, на мой взгляд, самая хулиганская советская оперетта. Почему такой выбор — это несколько личное. Мне немного надоел театр в том виде, в котором он есть — ну выходят люди, что-то говорят, потом уходят, выходят другие — еще что-то говорят, а здесь есть возможность попеть, потанцевать, попрыгать, поработать с музыкой, подурачиться, и хотелось чего-то яркого, эклектичного. Что бы было все. Что б не только слова, но и музыка, и танцы, и песни, и хоры и квартеты, и трио, дуэты, квинтеты и нас понесло. Но при этом все-таки играют драматические артисты. И вот этот эксперимент благодаря Евгению Витальевичу состоялся, за это я ему очень благодарен, ни один другой театр не согласился бы на такое сумасшествие.

Евгений Миронов

Я поясню, почему сумасшествие — потому что репетиции спектакля «Женихи» продолжались с первого января, а завтра премьера. В принципе такую роскошь могут позволить себе не многие. Никит, я даже не знаю, где ты будешь дальше работать?

Никита Гриншпун

Я надеюсь в Театре Наций поставить еще один спектакль. Но, в принципе, Вы правы во всем.

Евгений Миронов

Расскажи про коллектив.

Никита Гриншпун

Коллектив. В спектакле заняты ребята, с которыми мы учились, это не секрет. Главную роль в нем играет Юлия Пересильд, одареннейшая, талантливейшая актриса, также там находится Павел Акимкин, Артем Тульчинский, Александр Новин, который стал как бы уже частью нашего курса. Там есть ребята из Московского Художественного театра — Олег Савцов, Стас Беляев. Так скрупулёзно и кропотливо подбиралась команда. Ну, артист должен обладать и голосом и пластикой, это, к сожалению, не всегда сочетается, но с этими людьми все сошлось. Живые музыканты бегают по сцене, что само по себе уже не плохо. Они передвигают ноги, делают какие-то движения, я не мог бы назвать это танцем, но иногда они какую-то иллюзию танца создают. На самом деле я иронизирую — это великолепные ребята. Они встали с контрабасом и стоят. Я говорю: «Господа с контрабасом просто вы мне не нужны, придется побегать». Сначала они смотрели на меня удивленно, потом грустно, потом побежали. И сейчас бегут с улыбкой, все играют, и, надеюсь, рады. Вот такая вот команда.

Евгений Миронов

Давайте отпустим Никиту, потому что ему надо бежать.

Никита Гриншпун

Спасибо большое.

Евгений Миронов

А может быть есть какие-то вопросы к Никите?

Вопрос журналиста

Да, если можно я. Вы говорите о том, что Вам надоел обычный театр, Вам хочется, что бы двигались, танцевали, было ярко и так далее. В общем, это что? Это мюзикл? Если мюзикл, то у нас в городе уже ни один театр не обходится без мюзикла. Или это все-таки что-то другое?

Никита Гриншпун

Никакого отношения к мюзиклу это не имеет, тягаться с фирмачами в исполнении мюзиклов глупо и не нужно. Я не могу определить жанр. Я написал сдуру: «музыкальная комедия для драматических артистов», но это тоже ничего, это просто дань, для афиши должно было что-то быть написано. Я сам не совсем понимаю, что это. Те оперетты, которые я видел в детстве — они все-таки другие, там актеры с консерваторским образованием и поют. Здесь люди без консерваторского образования, но тоже поют. Не совсем оперетта. Ну, музыкальный спектакль скорее. Причем ценится не только музыка, это очень русская история. Ты, когда приходишь на какой-нибудь мюзикл, понимаешь, красиво, но ко мне это никакого отношения не имеет. Я не занят вопросами жилплощади и все понимают, что такое пить или что значит, напиться до того, что бы заснуть. Не может быть такого вопроса в мюзикле. А это наша русская хулиганская понятная тема. Поэтому такой выбор, а жанр, черт его знает, я не смогу на этот вопрос ответить.

Вопрос журналиста

Вот история про НЭП, у вас есть в этом какое-то совпадение с сегодняшним временем или это наоборот…

Никита Гриншпун

А с чего Вы взяли, что это про НЭП? Единственное, что там про НЭП — это 29-ый год. Это просто время, в которое происходит действие. Больше к НЭПу никакого отношения это не имеет. Это могло произойти, на мой взгляд, сегодня, вчера, через сто лет то же самое случится, ничего не поменяется.

Евгений Миронов

А приходите лучше, посмотрите. Тогда будет понятно, про что это, и у каждого сложится свое мнение. Никита, спасибо тебе большое!

Никита Гриншпун

Спасибо!

Евгений Миронов

Продолжаем наш праздничный вечер. Театр Наций продолжает работать с иностранными режиссерами, и мы пригласили Галина Стоева, болгарского режиссера достаточно успешно ставящего в «Комедии Франсез», поставить у нас «Триумф любви» Мариво — это его первая работа с русскими артистами. Это будет второй наш выпуск с болгарским режиссером, удивительно богатая страна на талантливых режиссеров. Мы надеемся, что премьера состоится в ноябре. В январе продолжает работу молодой режиссер Туфан Имамутдинов, который тоже делает первый шаг на большую сцену, в прошлом году это был замечательный спектакль «Шоша», в этом году это «Стеклянный зверинец» с Мариной Нееловой Теннесси Уильямса. Это для нас огромная радость, я очень благодарен Марине за то, что она откликнулась, что ее не надо было уговаривать, она влюбилась в материал, и они уже репетируют, премьера состоится в начале января, после праздников новогодних сразу. Прекрасный материал после праздничный.

И, важнейшее событие для нашего театра, которое я ждал 6 лет. 6-ой сезон под моим руководством Театр Наций, и наконец-то мы открываем малую сцену. Это невозможно — театр без малой сцены, тем более такой театр как Театр Наций, который практически новый тип театра с различными направлениями — и фестивальной деятельностью и постановки, как дебютантов, так и мэтров и региональная деятельность. Без малой сцены, где как раз должны пробовать и первые шаги делают молодые ребята — невозможно. Открываем ее премьерой «Электры», которую ставит Тимофей Кулябин с Юлией Пересильд опять-таки в главной роли. Юля в этом сезоне — звезда. И я очень рад, потому что она — талантливейшая актриса и ей надо развиваться, и в «Женихах» она играет одно, а тут Софокл, ясно, что это — уже другой очень сложный материал. Я играл Ореста, это не Софокл, это Еврипид, но все равно сложновато будет. Дальше в марте Дмитрий Волкострелов — ученик Додина будет ставить новую пьесу Павла Пряжко «Три дня в аду», Филипп Григорьян думает, что он будет делать, в общем, до конца сезона целый блок работ молодых режиссеров на малой сцене. Я очень этого жду, для нас это важно.

Важнейшее событие, которое я очень надеюсь должно состояться, тем более что мы буквально две недели назад вернулись из Нью-Йорка, велись переговоры с режиссером, менялись названия и вот — Робер Лепаж. В ноябре, если все будет нормально, начнутся репетиции в Канаде у него в Квебеке — это первый этап репетиций. Лепаж — это мировой великий режиссер театра, который приезжал в Москву, и влюбил в себя, и очаровал всю театральную публику, и не только в Москве, но и по всему миру, к сожалению, потому что его график расписан на десятилетие вперед. Когда я так робко поинтересовался, что он сможет поставить спектакль у нас, я никак не надеялся, что он найдет дыру в своем сумасшедшем графике, и когда я приехал в Нью-Йорк с Ромой Должанским, он репетировал в Метрополитен Опера, и когда я пришел на репетицию я увидел, конечно… Ну, это конечно Метрополитен Опера, но думаю, у нас будет не хуже. Так что в ноябре начинаем репетиции, премьера будет в следующем сезоне. Что — я вам не скажу, оставим тайной, я решил так. Я все время вякал — где-то то скажу, где-то се скажу, на сей раз не скажу. Скажу только что это — моноспектакль.

Вопрос журналиста

Ну, для Вас, конечно, признавайтесь.

Евгений Миронов

Я не хотел говорить, но я вам честно скажу, это не мое решение. Я не могу сказать, что я отказываюсь (смеется), но дело в том, что Робер предлагал разные названия, но в конечном итоге он сказал — это должен быть моноспектакль. Я ему сказал, что я очень надеюсь, что второй спектакль будет не моно, потому что с Вами хотят работать, ясно, что все актеры мира, но меня интересуют в первую очередь русские артисты. Он пообещал, я надеюсь, что он сдержит слово.

Продолжаем. Фестиваль «Территория» в октябре, который наконец-то обрел базу, будет проходить здесь в Театре Наций, здесь будут проходить мастер-классы, здесь будут различные встречи, спектакли фестиваля. Есть наконец-то платформа, где это все будет. Мы ему дали название «Территория — Театральный квартал», вы уже понимаете, почему. Потому что эта идея уже была озвучена. Мы имеем ввиду Театральный квартал, который прилегает к Театру Наций и, вообще, это фантастическое место, где все близко находится, здесь должен быть Театральный квартал. Он уже существует — Музыкальный театр им. Немировича-Данченко, Пушкинский, Музей современного искусства. Короче говоря, территория будет освоена. Это еще необходимо решать с правительством, но силой искусства, это будет арт-объект, так скажем. Так что с 8-19 октября — «Территория» в Театре Наций. В конце ноября — фестиваль “NET”, с которым мы сотрудничаем. В июне будет фестиваль «Другой театр», как это всегда и бывало, и, конечно, в конце мая Фестиваль театров малых городов. Мы еще не знаем, где он пройдет. После поездки в Чечню приходит мысль о том, что очень бы хотелось осуществить десант на Северном Кавказе, после того, что я там видел. Там 18 лет не было театра русского, и это очень ощутимо. Желание есть не только у русских, которых там осталось очень мало, к сожалению, но и у местных огромное желание. С таким они нас ожидали волнением. Я понимаю, что их Государственный русский драматический имени Лермонтова сделан получше чем в соседних республиках, и мне кажется, что Театр Наций должен там высадиться, если нас поддержат наши коллеги, это будет здорово. Вообще, это может быть такой мини-фестиваль, не знаю, подумаем. Еще пока не решили.

Гастрольную продолжаем деятельность — сейчас будет Ярославль — «Рассказы Шукшина», Фестиваль Виченца под Венецией — будет «Калигула». Этот фестиваль возглавляет Някрошюс, естественно мы туда едем, и, что потрясает, что мы там будем играть без декораций, там они не нужны, все вокруг, как говорится — родное. В ноябре — фестиваль памяти Янковского (Саратов), тоже «Калигула», в Лодзь — замечательный театральный город — поедет «Шоша» Туфана Имамутдинова, дальше Петербург, Саратов, Самара, Одесса. Возникла идея гастролей в Иркутск. Я когда последний раз смотрел «Новости культуры», я увидел, что там их хорошо и здорово окультурил Денис Мацуев, там проходит сейчас замечательный музыкальный фестиваль. Мне кажется, что если там будет театральный такой форум, не знаю, надо тоже посмотреть.

В конце сезона — Роман Феодори — молодой замечательный талантливый режиссер будет ставить на большой сцене спектакль «Укрощение строптивой» с Чулпан Хаматовой, начнутся репетиции в июне месяце. Я вам не называю еще ряд проектов, просто потому что пока ведутся переговоры. С декабря месяца открыто здание театра, можете себе представить, как было без здания не просто театру, а вот такому центру, существовать? Никак. Невозможно было. Государственных денег хватало не то что бы на 1.5 спектакля в год в среднем. Вот этот спектакль сейчас стоит большого вложения. И нельзя на это как-то скупиться: «Давайте здесь сейчас картонный задник поставим, занавески, да ладно, молодые — сойдет». Невозможно. А у них идея, и я - пас, я слабею, потому что здесь таланты развиваются. Поэтому это стоит все денег. А задача была только одна — что бы, когда после строительства театра, когда он откроется, не было вопросов — кто мы такие, что такое Театр Наций? И мне кажется, частично мы этого добились, безусловно, благодаря нашим партнерам, я сейчас говорю о Фонде Михаила Прохорова в первую очередь. Большое спасибо Мише за эту поддержку, за веру в эту идею и всем, кто нас поддерживает. Не смотря на то, что Фонд делает огромную просветительскую деятельность самостоятельно со своими фестивалями, ярмарками, выставками и в том числе в фестивалях Театр Наций тоже участвовал — мы были в Красноярске и в Леоне — Фонд продолжает нас поддерживать. От всех нас я хочу сказать вам большое спасибо. Я вам очень признателен. Ирина Дмитриевна, Вам слово.

Ирина Прохорова

Коллеги, говорить о Фонде довольно сложно, потому что мы собрались поговорить о Театре Наций, поэтому постараюсь как-то кратко. Вы знаете, в последние 20 лет любые какие-то культурные акции, пресс-конференции почему-то всегда начинают словами: «В это страшное время мы с вами собрались на маленьком оазисе духовности».., а дальше начинались какие-то славословия. И вот прошло уже это время, а все мы собираемся, и этих оазисов становится все больше и больше. Поэтому для меня всегда, как для человека историко-культурного и занимающегося благотворительным фондом, самая большая загадка, как, не смотря на бесконечные страшные времена, российская культура, интеллектуальная жизнь, жизнь интеллигенции продолжается и развивается. Это отдельный разговор, но мне всегда любопытно, какие скрытые механизмы культуры, которые заставляют сообщества отдельных людей объединяться и создавать какие-то серьезные и прекрасные вещи, которые потом становятся классикой, шедеврами и так далее. Фонд существует уже с 2004 года и, прежде всего, конечно работает с регионами и помогает им, поддерживает также инициативы, но, как вы прекрасно понимаете, у поддержки регионов без возможности культурного обмена, собственно, главная проблема в нашей стране помимо многих других — это какая-то изоляция культурная во многих регионах. Вот на Кавказе 18 лет не было театра. Ну, что говорить о Кавказе, и в центральных регионах России очень драматическая ситуация. Мы последние два года проводим там театральные фестивали, а выясняется, что там почти столько же времени толком не приезжали серьезные театры. И в этом смысле оказывается, что на Камчатке, что на другом конце страны — ситуация приблизительно одна и та же. И мне кажется, что это самая страшная проблема, когда перерезается вот эта пуповина, которая питает культуру, это по последствиям страшнее, чем какие-то экономические или политические неурядицы. Собственно это и порождает, я думаю, очень сильно все остальное. Поэтому задача Фонда всегда была поддерживать культурные инициативы и уникальные институции, которым необходима какая-то индустрия, что бы существовать. Я счастлива, потому что здесь сидят представители замечательных институций, которых мы поддерживали с самого начала. Вот «Золотую маску» мы начинали поддерживать, в городе Норильске проводили театральные фестивали, с Театром Наций мы дружим и надеемся, что дружба будет продолжаться, мы поддерживаем фестиваль “NET”, мы поддерживаем «Большой Транзит», массу театральных инициатив, у нас существует специальный конкурс, где мы выдаем региональным театрам гранты, что б они приглашали талантливых режиссеров и могли рискнуть поставить какие-нибудь постановки, которые прежде они не могли себе позволить. Это замечательно, что Театр Наций обрел помещение и не просто какое-то, а очень символически нагруженное. А в мире символичности случайностей не бывает. То, что в Театре Корша, который славился своим экспериментом — это для своего времени был театр новый по всем показателям, то, что здесь правопреемником стал Театр Наций — мне кажется это замечательно. Но это и обязанность и во многом это вот тот самый мучительный процесс связывания времен, которым мы занимаемся все последние двадцать лет. Это выстроить заново традицию. Связать то, что разорвалось трагически в двадцатом веке. Вообще пересмотреть эти традиции и новаторства, и вот я очень рада, что Театр Наций занимается такой замечательной работой. Здесь и молодые режиссеры и замечательные шедевры и пока это все существует, я как-то оптимистически смотрю в будущее, не смотря ни на что.

Евгений Миронов

Спасибо, Ирина Дмитриевна. Теперь я хочу передать слово директору Театра Наций Марии Ревякиной.

Мария Ревякина

Спасибо. Я очень рада, что я могу помочь как директор театра. Театр Наций по своей проектной деятельности отчасти напоминает «Золотую маску» по тому же количеству проектов, которое намечается, устраивается, собственно «Золотая маска» тоже организация, которая занимается проектной театральной деятельностью. Возможно, у нас будут какие-то общие проекты, за исключением конкурсной программы. Я уже просто предваряю все вопросы. Конкурсная программа — это выбор экспертов. Жюри работает, все продолжается так же, как и было. Безусловно, театр очень интересный, это я говорю как директор театра, прежде всего. Но, конечно, проблемы, которые нам с Евгением и с командой театра нужно решить, их много. Это связано и с эксплуатацией здания и со строителями и с идеей Театрального квартала, о которой говорил Евгений. Я надеюсь, в скором времени мы сможем показать результаты нашего совместного труда. Спасибо Фонду за помощь театру и «Золотой маске» и, в общем, всем институциям театральным, которым вы помогаете. Это редкость большая.

Марина Тимашева, Радио «Свобода»

Мария Евсеевна, скажите, Вы сохраняете пост директора «Маски»?

Мария Ревякина

Да. Я остаюсь генеральным директором Фестиваля «Золотая маска» и директором Театра Наций.

Марина Тимашева, Радио «Свобода»

Меня интересует Театральный квартал. Сама идея, я сейчас имею в виду. Не фестиваль, а Театральный квартал, потому что изначально казалось, что Вы замкнете пространство, грубо говоря, начнете с этого нового театра мюзикла «Россия», захватите Музыкальный театр Станиславского и Немировича-Данченко, библиотеку Союза театральных деятелей…

Мария Ревякина

И кремль!

Общий смех

Марина Тимашева, Радио «Свобода»

А сейчас Вы говорите, что речь идет только о Театре Наций. Вы можете просто пояснить?

Евгений Миронов

Да. Я говорю о Театре Наций сегодня только по одной простой причине — то, что фестиваль «Территория» не очерчивает границы Театрального квартала, мы пока можем развернуться только на территории, принадлежащей Театру Наций, а эта идея — она остается, она в проработке. Я верю в то, что она осуществится, потому что после того, что здесь было, эта стройка в моей жизни, мне кажется, что можно уже все осуществить, если захотеть. И поэтому пространство, вы сами сказали, оно может расширяться, и что бы в него вошел театра мюзикла, который на Пушкинской, почему бы нет? Там дальше Ленком, захват полностью! Там и север недалеко. Возьмем его в кольцо. Безусловно. И это прекрасно. Я думаю, должно все это осуществиться.

Ольга Свистунова, ИТАР-ТАСС

Вот такая интрига, которую вы здесь затеяли, Мария Евсеевна, Евгений Витальевич, все-таки закрадываются сомнения, вот почему Вы решили пригласить Марию Евсеевну на должность директора? У Евгения так много «Золотых масок», что ему больше «Золотые маски» не нужны. Хоть и сказала Мария Евсеевна, что есть экспертный совет, все равно закрадываются сомнения.

Евгений Миронов

Я Вам скажу, что всему свое время. Природой так устроено, что есть развитие. Концепция нового вида театра с рядом замечательных направлений, это очень тяжелая вещь. Прецедента такого нет. Есть в Берлине театры замечательные, где совмещаются маленькие фестивали и делают один или два спектакля. Такого объема нет, мы замахнулись, я не понимаю, честно говоря, как мы все это сделаем. Одно вытекает из другого, как сообщающиеся сосуды. Если ставят дебютанты, если ставят мэтры, значит, дебютанты у них учатся, потом они выходят на большую сцену, потом должен быть фестиваль, связь с регионами, молодые режиссеры должны ехать в провинцию. Мы же посылаем на лаборатории выпускников режиссеров. Это очень сложный организм. И, конечно, нам требуются профессионалы высочайшего уровня. Мария Ревякина подняла «Золотую маску» на очень серьезный уровень. И это объединило, у нас сейчас все разъединяют вообще. Либо в одну, либо в другую сторону. «Золотая маска» один из немногих фестивалей вообще и институций, которая объединяет и объединяет, что очень важно, регионы, которые разъединены. Они чувствуют себя причастными к одному общему целому. А не только москвичи и питерцы. Поэтому, конечно, профессионал такого уровня даже не обсуждался, я сделал Маше предложение, она согласилась, я ей за это очень благодарен, вот и все. А «Золотые маски», я не знаю, ну вот дадут нам «Маску», Вы что будете нас сразу обвинять?

Ольга Свистунова, ИТАР-ТАСС

Не я, а широкая общественность.

Евгений Миронов

Вы знаете, у нас сейчас общественность растекается ручейками с разных сторон. Поэтому, что нам равняться на всех, правильно? Мы честно работаем, а там дальше… Вы же можете написать про нас и так. Написали, что мне дали за «Калигулу» за то, что я Собчак проклял… Уже что только не пишут. Мы делаем спектакли. Все.

Вопрос журналиста

А про кино скажите?

Евгений Миронов

Ага! Я заканчиваю съемки в телевизионном фильме «Пепел».

Ирина Прохорова

А где алмазы?

Евгений Миронов

На самом деле есть там персонаж один. Но об этом потом. «Пепел», который снимает Вадим Перельман — голливудский режиссер, записывайте, девочки. Который снял «Дом из песка и тумана», который когда-то меня поразил, я мечтал сняться у этого режиссера. Оказалось — это молодой парень. Снимаем с апреля месяца практически все время в Питере или под Питером. Я вчера вернулся. Володя Машков играет. Мы с ним вчера стояли на съемках и считали, в скольких картинах мы с ним вместе снимались, оказалось, эта — шестая. Играет Елена Лядова главную женскую роль. Чулпан Хаматова еще играет. Все, на этом мы заканчиваем.