касса +7 (495) 629 37 39
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
В связи с профилактическими работами продажи будут приостановлены с 20:00 до 24:00
Назад

Актер Театра Наций Александр Новин готовится сыграть одну из центральных ролей в спектакле по роману Берджесса «Заводной апельсин». Режиссер Филипп Григорян пригласил Новина в свой спектакль еще и потому, что ему понадобился актер в отличной физической форме. О том, как спорт помогает в профессии, Александр НОВИН рассказал в интервью «Театралу».

– Александр, знаю, что вы мастер спорта по кикбоксингу…

– Да, как раз перед встречей с вами с тренировки пришел.

– Давно занимаетесь?!

– Спортом увлекся еще в детстве. Уже и не помню, что подтолкнуло меня, но лет в шесть записался на каратэ. В классе восьмом занялся кикбоксингом. Наша семья жила тогда в Сургуте – там я пошел на рукопашный бой. Выступал на соревнованиях. В итоге стал мастером спорта. Как сказал Джек Лондон: «Каждый уважающий себя мужчина должен заниматься боксом». Я с ним согласен. Заниматься нужно даже не для того, чтобы доказать свою силу, а для уверенности в себе. Да и потом – для тонуса очень полезно.

Недавно мне позвонил товарищ, с которым мы вместе тренируемся. Ему 52 года, он бывший вице-президент федерации бокса в Красноярске. Я говорю: «Слушай, давай пропустим сегодня, чего-то настроения нет». Но он отличную вещь сказал: «Саша, как только мы с тобой перестанем заниматься, то сразу постареем». И я мгновеннособрался на тренировку. Мне кажется, что люди, занимающиеся спортом, будут тренироваться до конца жизни.

– У вас довольно плотный график: спектакли в Театре Наций, обязанности продюсера, гастроли, а спорт все-таки предполагает неизменную постоянность. Время как выкраиваете?

– Очень хорошо помню, что когда поступил в театральный институт, мне сказали: «Парень, забудь про спорт!» Дескать, мы тут учимся сутками напролет, времени не будет. А я как ходил, так продолжаю. Уже и в спектаклях играю, и в кино снимаюсь, и сам продюсирую, но для спорта время найдется всегда. Главное желание. Элементарно, встал утром часика за четыре до репетиции и сходил в спортзал. Если уж совсем день забит, пробегись вечером, позанимайся на турниках.

– Кстати, насчет турников… Вы же еще и воркаутом увлеклись?

– Да, сравнительно недавно, года полтора назад. У меня во дворе есть площадка, где можно позаниматься. Но я и в Театре Наций прошу сделать брусья. Вроде бы обещали. Можно будет прямо перед спектаклем размяться. Я, конечно, не стремлюсь выйти к тому уровню, что у ребят, целенаправленно занимающихся воркаутом, но в форме себя держу. Профессия обязывает.

Я иногда думаю: так, через десять дней у меня спектакль «Жанна» с Ингеборгой Дапкунайте. Всё, перестаю есть, хожу на турники, иначе будет стыдно. О чем тут вообще говорить, если Ингеборга каждый день спортзал посещает! Такие спектакли тем и полезны, что заставляют держать себя в форме. Сейчас вот репетирую новый спектакль с Андреем Смоляковым у прекрасного режиссера Филиппа Григоряна. Мы работаем над «Заводным апельсином» по роману Берджесса. Тяжелая такая антиутопия. И опять же там нужно быть в прекрасной спортивной форме.

– Простите за наивный вопрос, но… зачем вам это нужно? Многие артисты снимаются со своими дублерами, с каскадерами…

– Артисту действительно не обязательно делать рондад и фляг. Но мне кажется, когда ты чувствуешь, что это в твоих силах, то… почему бы и нет?! Это же прекрасно! Да и внутренне самоощущение на площадке тоже очень важно вне зависимости от того, предстоит ли тебе сыграть паркурщика, прекрасно владеющего своим телом, или интеллигента, сидящего в офисе.

– Говорят, спорт отлично спасает от апатии?

– Постоянные тренировки дисциплинируют. Если ты знаешь, что тебе к девяти в спортзал, то нужно встать часу в седьмом, позавтракать и идти. Бывает, конечно, что ком к горлу подступит, кажется все плохо, а сходил в спортзал, на мешке весь негатив скинул и снова – в бой. Весь негатив как рукой сняло.

– А если при этом нет новых интересных ролей?

– Это уже вопрос твоего собственного мироощущения… Артист Авангард Леонтьев сказал мудрую вещь: «У каждого человека вне зависимости от профессии – свой путь». Если у тебя что-то не получается, а у твоего коллеги это выходит с легкостью, то не нужно отчаиваться. Ищи то, в чем ты силен, развивай свою индивидуальность. И неизбежно вывернешь на уготованный тебе путь.

Профессия у нас действительно сложная… У меня друзья есть – спортсмены, чемпионы мира по смешанным единоборствам. К искусству они не имеют вообще никакого отношения. Так вот, однажды я пригласил их сниматься в картину Nocomment: кто-то сыграл террориста, кто-то спецназовца… Съемки проходили в Крыму в минус двадцать, снега полтора метра. Такая погода там редкость. Вставать нужно было в шесть утра. Одевали по пять штук подштанников, чтобы не околеть. А после съемок сказали, что и представит себе не могли, насколько у артистов тяжелая работа.

– А личными рекордами в спорте похвастать можете? К примеру, штангу сто килограмм пожмете?

– Этой мой рабочий вес. Четыре подхода по восемь раз делаю свободно. Но за рекордами не гонюсь. Пожал как-то 120 килограмм на пару раз и успокоился.

– Александр, насколько зависит типаж от ролей, которые играет артист? К примеру, в спектакле «Жанна» вы играете неуверенного в себя парня, разрывающегося между двумя женщинами. И в то же время на сцене такой красавец с бицепсами…

– С этим спектаклем вообще интересная история получилась. Меня вызвал к себе художественный руководитель Театра Наций Евгений Миронов и сказал, что режиссер Илья Ротенберг будет ставить спектакль «Жанна». Сейчас идет кастинг, и он хотел бы опробовать меня на центральную роль. Я почитал пьесу и, честно говоря, удивился: совершенно не мой персонаж. На что Миронов ответил: «Вот и прекрасно. На сопротивление. Давай».

Но прошло время, и я безумно рад, что работаю в этом спектакле с Ингеборгой Дапкунайте. Она замечательная актриса, трудяга и потрясающий человек. Вроде бы мы все, занятые в спектакле, немного моложе ее и то после репетиций уставали. А она оставалась, прогоняла какие-то фрагменты и нас заставляла. Сейчас есть задумка снять кино по этой пьесе с тем же актерским составом. Ярослава Пулинович, драматург, написавшая «Жанну» уже подключилась к работе, сделала поэпизодник.

– Вернусь к своему вопросу: вам трудно было влезть в шкуру столь нерешительного парня?

– Спектакль «Жанна» – это бытовой театр. Если в «Фигаро» или в «Рассказах Шукшина» есть характер, за который ты можешь спрятаться, то здесь воспользоваться этим приемом не получится. Какой ты есть в жизни со всеми своими плюсами и минусами, таким и выйдешь на сцену. Есть женщина, которую мой герой любит. А также молодая девушка, к которой он испытывает такое же чувство. И когда узнает, что девушка забеременела от него, то, как герой, делает выбор в ее пользу. По-моему, это настоящий мужской поступок.

– А как в кино? Там ради роли готовы на жертвы?

– Ради роли артисты готовы на всё. Нужно похудеть? Похудею. Не буду есть пол года, начну бегать кроссы и со своих 77–ми спокойно с десяток сброшу. Это не проблема. Но пока такой роли нет. В этом году было четыре предложения, но я от них отказался.

Хотя недавно поступило еще одно – очень интересное. Режиссер рассказал мне историю про цирк во время войны. Там главный герой ездит под куполом на мотоцикле. Согласитесь, это интересно и требует отличной физической подготовки. В кино так же, как и в театре, мне хочется вперед идти, оттого и отвергаю скучные сериалы. Я хочу быть бегуном на длинные дистанции. Слава богу, у меня сегодня есть театр, есть киностудия «Третий Рим», в которой мы сейчас запустили проект «Икария» и еще разрабатываем несколько интересных историй. Думаю, впереди будут сложные роли. Так что, спортивная подготовка еще понадобится.