касса +7 (495) 629 37 39
завтра
19:00 / Основная сцена
19 дек
19:00 / Основная сцена
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
Назад
В Театре Наций сыграли премьеру по Теннеси Уильямсу. На сцене театра Наций режиссер Туфан Имамутдинов показал «жизнь в картонной коробке» - именно таким стало место пребывания героев знаменитой пьесы Теннеси Уильямса «Стеклянный зверинец». Двухэтажная «картонная» коробка, разделенная на четыре комнаты занимает все пространство сцены, как убогая квартирка семьи Уингфилдов полностью поглощает их судьбы. Но оказывается, чтобы вырваться достаточно «всего лишь» прорвать стену, как это и делает в самом начале спектакля главный герой Том – любитель стихов Джима Моррисона. Все происходящее – не отпускающие Тома воспоминания о том дождливом дне, когда распалась семья, а он ушел из дома. Воспоминания, подернутые дымкой, – тонким тюлем, отделенные от стоящего на авансцене героя. Однако «воздушный» занавес поднимается и на смену ностальгической тоске приходит жесткая (местами даже «черная») комедия в духе популярных сейчас пьес Мартина Макдонаха. Вздорная, властная, невыносимая в своем стремлении «опекать» мать и из последних сил сдерживающийся сын, - отношения на грани будничности и патологии. Те самые, которые могут бесконечно удерживать внимание зрителей при условии, конечно, что разыгрывают их мастера. А режиссер пригласил в свой спектакль именно мастеров – разных возрастов. От талантливейшего молодого актера Евгения Ткачука, который еще будучи студентом, заставлял говорить о себе без скидок на возраст; до легендарной Марины Нееловой. Солирует здесь, безусловно, она. При том, что далеко не сразу зрители верят, что перед ними любимая звезда «Современника». Да, так написано в программке, но где холодная величественность Елизаветы Английской? Где трагический надлом Любови Раневской? Где бесстрашная обольстительность принцессы Космонополис? Перед нами – хлопотливо-суетливое существо, изводящее окружающих своей невыносимой медоточивостью. Неелова в этой роли живет в непрестанной смене настроений и интонаций. Ее Аманда может подчас в одной фразе пройти пути от жестокой иронии, через искреннюю жалость к злобной раздражительности. Изменчивая, подобно ртути, она одна способна пронести на себе весь спектакль. Но и молодые актеры стараются не потеряться на фоне этого калейдоскопа артистических красок. И отдельные монологи Евгения Ткачука, перемежающиеся яростно отчаянными строчками Моррисона, звучат не менее сильно. И дуэтная сцена Аллы Югановой и Павла Кузьмина вдруг вносит в жесткое повествование тонкую лирическую ноту. Но в тот момент, когда история, кажется, уже почти разрешилась счастливым мелодраматичным финалом, все рушится. Все уходит в прошлое, вновь отсекаясь от Тома бездушной тюлевой пеленой. Картонная квартира проекцией переходит на этот занавес и вдребезги разбивается, постепенно складываясь в завораживающе красивый, но лишенный человеческого тепла калейдоскоп…