касса +7 (495) 629 37 39
сегодня
19:00 / Основная сцена
сегодня
20:00 / Малая сцена
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
В связи с профилактическими работами продажи будут приостановлены с 20:00 до 24:00
Назад

Нынешние весна-лето стали новым этапом в наведении “культурных мостов” между Россией и Северным Кавказом. МХТ имени А.П.Чехова, “Табакерка”, Театр имени Евг. Вахтангова, Театр Наций осуществили мощный театральный десант в города региона. Их поддержали народные артисты России Авангард Леонтьев, Константин Райкин, Александр Филиппенко и еще 13 театров из разных городов России. У этой экспансии есть название “Театры России – Северному Кавказу”. И это – новый проект Государственного театра Наций. Отправной точкой к его осуществлению послужили гастроли спектакля Театра Наций “Рассказы Шукшина” в городе Грозном, явственно обнаружившие, что жители региона стосковались по хорошему драматическому театру.

Тогда и родилась идея привезти на Северный Кавказ столичные постановки русской классики. В результате – лермонтовский “Маскарад” в интерпретации вахтанговцев и упомянутые “Рассказы Шукшина” отправились в Пятигорск; Островский (“На всякого мудреца довольно простоты”) от “Табакерки” поехал во Владикавказ, на долю мхатовского “Дворянского гнезда” Тургенева выпали Нальчик и Черкесск. Авангард Леонтьев, Константин Райкин и Александр Филиппенко со своими моноспектаклями двинулись завоевывать зрителей Назрани, Грозного и Махачкалы. Таким образом, обойденной не осталась ни одна из республик Северного Кавказа, а в столице этого федерального округа – Пятигорске – на целую неделю прописался Фестиваль театров малых городов России, которому предшествовало другое важное мероприятие – семинар-лаборатория на базе Ставропольского театра оперетты.

Театр Наций (в рамках совместной программы с Минис-терством культуры) проводит подобные творческие акции в театрах малых городов 6-7 раз в год. Однако пятигорская лаборатория стала своеобразным дебютом проекта на ниве музыкального театра, у которого свой репетиционный формат, требующий более продолжительного подготовительного периода – музыкальных и танцевальных репетиций, спевок хора и так далее. По условиям же лаборатории эскизы спектаклей должны быть подготовлены за четыре-пять, максимум шесть дней. Так что “пятигорский эксперимент” задал немало вопросов. Например, можно ли поставить танцевальный спектакль меньше, чем за неделю? Оказалось – можно.

Это удалось молодому хореографу, педагогу Школы-студии МХАТ Ирине Галушкиной. За пять дней она подготовила не просто эскиз спектакля, а осуществила полноценную постановку на музыку “Концерта для виолончели с оркестром № 1” Альфреда Шнитке, в которой на сцену вышли действующие лица балета “Сон” – Лермонтов, Мартынов, Демон, Идеальная Дама. Возможно, вне контекста спектакля имена двух последних героев звучат несколько высокопарно, но в самом балете хореографу удалось счастливо избежать ложного пафоса, хотя небольшие “котурны” (приподнимающие персонажей ровно настолько, насколько приподнята над землей сама поэзия Лермонтова) в спектакле есть. Взяв за основу стихотворение “Сон”, в котором поэт предвидит и описывает свою гибель, хореограф не пошла по пути буквального показа конфликта и дуэли Лермонтова с Мартыновым, переведя их взаимоотношения в символический план. Разность темпераментов, характеров и мировоззрений антагонистов довольно точно выражена пластически. Если движения поэта (Константин Огай), при всей порывистости и нервозности довольно гармоничны, то резкую и стремительную пластику Мартынова (Игорь Черкасов) отличает дерганность и хаотичность. Подобные контрасты создают поле напряжения между героями, в центре которого еще один персонаж – Демон, то ли альтер-эго Лермонтова, то ли – искуситель, то ли неотвратимый Рок. А может быть, вообще некий “символ символов”, олицетворяющий поэтический Дар героя, приносящий ему столько же радости, сколько и мучений. Во всяком случае, Демон всегда появляется в моменты, связанные с поэтическим творчеством поэта. Он пытается завладеть не только волей, воображением и разумом Лермонтова, но и “корректирует” характер его движений, стремясь сделать его пластику нервной и ломкой. Демон (Максим Веснин) коварно вмешивается в красивый, тихий и выразительный дуэт Лермонтова с Прекрасной Дамой (Виктория Булгакова), ловко “извлекая” ее из рук партнера. А потом и вовсе уносит ее прочь в высокой поддержке.

За пять дней хореографу удалось насытить спектакль не только изобретательными соло, дуэтами и трио, но и выстроить большие танцевальные ансамбли кордебалету, воплощающему толпу, то заигрывающую с поэтом, то враждебную ему, то холодно-безразличную, создавая на сцене порой карнавально-праздничную, порой агрессивную, а порой и мистически-тревожную атмосферу…

Надо сказать, что такой спринтерский режим работы потребовал обоюдных титанических усилий как от постановщика, так и от исполнителей, тем более, что в репертуаре театра нет танцевальных спектаклей. Тем не менее, балетная труппа Пятигорского театра столь достойно справилась с возложенной на него задачей, что спектакль было решено включить во внеконкурсную программу Фестиваля театров малых городов России.

Два других режиссера-участника проекта работали в жанре, более близком артистам театра оперетты. Режиссер Сергей Пантыкин, ученик знаменитого Кирилла Стрежнева, подготовил эскиз мюзикла “Баба Шанель”, написанного его отцом, композитором Александром Пантыкиным по мотивам одноименной пьесы Николая Коляды. Так как все героини спектакля – дамы старше средних лет, от 55 до 90, молодому режиссеру выпало работать с опытными актрисами, у которых на первой репетиции явно вызвал недоверие юный возраст постановщика. Но уже со второй – все исполнительницы, включая заслуженных, с увлечением разучивали арии и зубрили роли. И если на показе в руках актрис и мелькали тетрадочки с текстом пьесы, то исключительно для подстраховки.
В музыкальной версии пьесы Коляды у каждой из шести героинь – участниц ансамбля “Наитие”, которых связывают гротескные и трогательные взаимоотношения, есть своя тема и свой вокальный монолог. На показе был представлен только один – ария Сары (Зинаида Зайцева), раскрывающая характер персонажа, со всеми его особенностями и причудами, во всей полноте. Но, несмотря на то, что остальные исполнительницы на показе остались без “дивертисментов”, личностная сущность каждой из героинь намечена постановщиком и актрисами столь снайперски метко, что за каждой читается и судьба, и индивидуальность.

Третий из эскизов, созданный по законам традиционного музыкального спектакля для семейного просмотра, уже стал спектаклем. Режиссер Александр Прасолов показал эскиз мюзик-ла “Кентервильское привидение” В.Плешака, где артисты театра, обладающие прекрасными голосами, получили возможность показать их во всем своем диапазоне, а также продемонстрировать свои танцевальные навыки.

Если добавить к сказанному, что в рамках лаборатории прошли мастер-классы педагогов по сценической речи (Марина Гарсия Солано) и сценическому движению (Владимир Малюгин), то “пятигорская хроника” за апрель-июнь будет полной.