касса +7 (495) 629 37 39
сегодня
19:00 / Основная сцена
сегодня
20:00 / Новое Пространство. Страстной бульвар, 12/2
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
В связи с профилактическими работами продажи будут приостановлены с 20:00 до 24:00
Назад
Алвис Херманис, совсем, казалось бы, еще недавно приехавший покорять Москву со своим Новым Рижским театром, окончательно и бесповоротно стал ее любимцем и триумфатором. Самый расхваленный критиками спектакль сезона — „Рассказы Шукшина” Государственного театра Наций — назван лучшей работой уходящего театрального сезона, а его звезды Чулпан Хаматова и Евгений Миронов — лучшими артистами. Три статуэтки „Хрустальной Турандот” — таков завидный улов латышского режиссера.

О том, как Херманис отправил в шукшинские Сростки на Алтай своих артистов, прошлым летом гудели все российские телеканалы. Актеры привезли оттуда не выговор, не манеры-ухватки, а представление о том, как живут самые обычные люди, далекие от столиц, от театра, от искусства вообще. „Рассказы Шукшина” никоим образом не кокетничают с „народом”, не пышут пафосом, а каким-то редким для сцены образом живут собственной жизнью. Сценограф „Рассказов” Моника Пормале сделала для спектакля большие фотографии жителей Сростков и вынесла на сцену длинную лавку. Этим реквизит практически и ограничен, поскольку главное место отведено артистам. Их у Херманиса восемь, все очень хорошие, но главные звезды и любимцы публики — Миронов и Хаматова — затмевают всех.

Для Евгения Миронова спектакль вообще превратился в бенефис: ему удается отыграть на сцене такую гамму характеров и эмоций, для какой обычно требуется три-четыре постановки. Самый грустный и скупой рассказ режиссер приберег для финала, это — „Степка”, эталонная шукшинская новелла, открывающаяся знаменитой строкой „И пришла весна — добрая и бестолковая, как недозрелая девка”. В нем Миронов играет Степана Воеводина, мужика, что сбежал домой из тюрьмы за три месяца до освобождения („А то меня сны замучили — каждую ночь деревня снится”), а Хаматова — его любящую немую сестру. Одного этого эпизода дуэту было бы достаточно, чтобы претендовать на какую-нибудь немаленькую премию, но он - лишь один из десяти.

Еще одна актерская награда — за лучший дебют — досталась петербурженке Розе Шмуклер, сыгравшей у Евгения Каменьковича в „Улиссе” пять ролей. Этот почти шестичасовой opus magnum „Мастерской Петра Фоменко” только приступает к сбору наград (премьера „Улисса” состоялась 1 февраля 2009 года), лиха беда начало.

Приз за лучшую режиссуру унес в этот раз Дмитрий Крымов за спектакль „Опус № 7”, впервые показанный на фестивале „Территория”. Крымов, несущий на себе нелегкое бремя „Школы драматического искусства”, детища Анатолия Васильева, отмечен „Турандот” второй раз: в 2007-м его награждали за „Демона. Вид сверху”. Есть в этом жесте какая-то правильная дипломатичность: призы достаются не только бесспорным фаворитам, но и сложным, экспериментальным, немассовым проектам.

На „Турандот” часто варьируют номинации: это очень правильно и удобно. Так, македонец Иван Поповски, хорошо известный москвичам ученик Петра Фоменко, получил в этом году один приз, но одновременно за лучшую режиссуру и сценографию спектакля „Времена… Года…”, поставленного им в Театре музыки и поэзии Елены Камбуровой. Для совсем маленькой сцены он придумал множество изящных и умных решений, которые органично связаны с музыкой (живой!) — от Чайковского до Астора Пьяцоллы.

„Хрустальная Турандот” — премия камерная и дружелюбная. Здесь изо всех сил стараются никого не обижать, не устраивают нервотрепку потенциальным лауреатам (никто не знает заранее о номинациях) и вообще делают праздник всеми силами. Устроители всякий раз как-нибудь по-новому обыгрывают историю капризной китайской принцессы и ее выбора женихов. В этом году премии исполнилось 18 лет, следовательно, Турандот наконец-то достигла совершеннолетия. Праздник не обошелся без потерь: церемонию в этот раз посвятили памяти Екатерины Максимовой, которая была членом жюри премии со дня ее основания.