касса +7 (495) 629 37 39
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
В связи с профилактическими работами продажи будут приостановлены с 20:00 до 24:00
Назад
Актер Евгений Миронов дебютировал в роли продюсера. Премьеру первого спектакля Театральной компании Евгения Миронова на сцене Театра Моссовета посмотрела АЛЛА Ъ-ШЕНДЕРОВА.
О постановке знаменитой комедии Пьера Огюстена Карона де Бомарше „Безумный день, или Женитьба Фигаро” Евгений Миронов и Кирилл Серебренников мечтали еще во время мхатовских репетиций „Господ Головлевых”. Тогда остроумные, легкие диалоги „Фигаро” казались им желанным отдыхом от мрачной прозы Салтыкова-Щедрина.
Театралы старшего поколения помнят знаменитый спектакль Валентина Плучека в Театре сатиры. В эпоху советского застоя Фигаро Андрея Миронова, несмотря на всю веселость, временами казался персонажем трагическим. А в начале 90-х Марк Захаров, ставя „Безумный день, или Женитьба Фигаро” в „Ленкоме”, зарифмовал события времен Великой французской революции с событиями постперестроечной России. Фигаро Дмитрия Певцова был невесел — чувствовал себя винтиком в огромном механизме: то ли дворца графа Альмавивы, то ли мироздания в целом.
Первые репетиции Серебренникова проходили минувшей осенью в Одессе, а в Москве Миронов и компания репетировали в ДК ФСБ на Лубянке. Вероятно, именно этот ДК с его монументальной советской роскошью повлиял на художника Николая Симонова, обшившего сцену темным деревом. Тесная белая комнатка, выделенная графом для Фигаро и его невесты, похожа на застенок. Доисторический телефонный аппарат, торшер и кресло 70-х, холодный свет люминесцентных ламп — покои графа Альмавивы напоминают кабинет партактива все в том же ДК КГБ.
Текст пьесы для спектакля заново перевела Мария Зонина, но и сам режиссер изрядно потрудился, превращая его в некую пародию на нынешнюю новую драму, обожающую пересказывать классику своими словами. Актеры с явным удовольствием „обживают” каждую „неуставную” реплику.
В первой же сцене Фигаро перечисляет снедь, закупленную для свадебного стола: „Горошек — пять банок, картошка — 10 кг, майонез — майонез забыл!..” Сластолюбивого юнца Керубино (Александр Новин), отправляя в армию, учат защищать родину в духе армейских анекдотов, а Марселина (Лия Ахеджакова), претендующая на руку и сердце Фигаро, произносит огромный монолог о том, что все мужчины — сволочи.
Граф в виртуозном исполнении Виталия Хаева — типичный „силовик”, солдафон, лишь примеривающий маску либерала и падкий на лесть. Фигаро, несмотря на открывшееся знатное происхождение, у Миронова простолюдин, парень из провинции, устроившийся в столице. Женится, потом купит машину, накопит на квартиру, но пьесу он никогда не напишет — а ведь герой Бомарше, как известно, баловался пером!.. Его реакции быстры, реплики остроумны, но не блестящи. Он твердит о свободном обществе, но, заподозрив Сюзанну в измене, поливает бензином место ее возможного свидания с графом.
Фантазия господина Серебренникова, как всегда, цветет пышным цветом, но такое впечатление, что режиссер то и дело устает от им же самим заданных правил, бросает игру и увлекается новой. Трудно объяснить, почему персонажи его спектакля — наши с вами современники — помещены в интерьеры 70-х. Почему декадентка-графиня (Елена Морозова), разговаривая с Сюзанной (Юлия Пересильд), произносит монолог Мадам из „Служанок” Жана Жене, цитирует Ахматову и Пастернака, а после вместе с другими персонажами превращается в солистку ВИА, распевающего песни Сержа Генсбура.
Еще недавно все газеты пестрели забавными снимками: актеры „Фигаро” облачились в свадебные наряды и снялись в интерьерах ЗАГСа. В интервью режиссер рассказывал о том, что задумал эту акцию как пародию на манеру нынешних звезд шоу-бизнеса превращать свои свадьбы в пиар-акции. Его спектакль, который, как и пьеса Бомарше, заканчивается свадьбой, тоже напоминает пародию. Временами затянутую и запутанную, но в целом остроумную.
Но когда в финале Евгений Миронов произносит горький монолог о невозможности перехитрить судьбу и выбраться со дна наверх, вдруг становится досадно, что ему не довелось сыграть Фигаро в каком-нибудь более традиционном спектакле — с роскошными декорациями, галантными манерами и с классическим переводом вместо нынешней скороговорки. Впрочем, какое время, таков и Фигаро.