касса +7 (495) 629 37 39
сегодня
19:00 / Основная сцена
касса +7 (495) 629 37 39
Меню
В связи с профилактическими работами продажи будут приостановлены с 20:00 до 24:00
Назад

За завтраком у помещика Егора Ростанева сидят неумытые домочадцы в тапочках и халатах, продолжая вчерашний ужин, плавно вытекающий из позавчерашнего обеда. Среди них – Фома Фомич Опискин, служивший ранее шутом в доме Ростанева и желающий теперь установить здесь свои порядки. Хозяин с удовольствием и фанатизмом ему подчиняется.

«Страсти по Фоме» – новая работа многократного номинанта и дважды лауреата премии «Золотая маска» режиссера Евгения Марчелли, поставившего более 60 спектаклей по всей России. На сцене Театра Наций это уже второй его спектакль после «ГРОЗЫГРОЗЫ» с Юлией Пересильд в главной роли. 

На этот раз режиссер представит премьеру по повести Федора Достоевского «Село Степанчиково и его обитатели», написанной классиком во время каторги в Омском остроге. Произведение стало популярным только после смерти писателя, но имя главного героя Фомы Фомича Опискина с тех пор стало нарицательным. Его роль в спектакле «Страсти по Фоме» исполнит народный артист России Авангард Леонтьев.  

«Как только Евгений Миронов назвал мне имя Авангарда Леонтьева, я понял, это попадание в десятку: по образу, типажу, моему собственному ощущению героя, – признается Евгений Марчелли. – Я обычно боюсь работать с режиссерами, педагогами (а Авангард Николаевич – и режиссер, и педагог), опасаюсь, что мне будут навязывать свое видение. Но он – очень чуткий, внимательно слушающий артист. И мне это очень нравится». 

Для участия в спектакле также приглашены народная артистка России Ольга Волкова и заслуженные артисты России Виталий Кищенко и Анастасия Светлова. С помощью этого выдающегося актерского ансамбля режиссер расскажет эту совершенно не логичную, но очень характерную для российского менталитета историю: когда один самодур подчиняет себе неглупых (а уж глупых тем более) людей, ввергая их в постоянную, ожесточенную войну. Но если боевые действия затихают, то и жизнь героев – как тиранов, так и потерпевших – теряет всякий смысл. 

«Я хочу, чтобы зритель ахнул: это же история про меня! – говорит Марчелли, – да, это я. Почему я подчиняюсь? Зачем? Я не умею воевать, не умею побеждать, а если и побеждаю, то через пять минут жалею, что победил. Это такое ощущение бесконечной вины, необъяснимое словами.  В этом для меня и есть основной магнит. Ведь вызови им всем психолога, психоаналитика – и все пропало! Будет диагноз, а пьесы не будет!».